The Guardian: Как Британия пишет свою лживую историю

__________________________________

 


«Не переписывать историю? Но Британия лгала на протяжении десятилетий» — под таким заголовком на страницах британской газеты The Guardian 17 июня 2020 года была опубликована очередная статья Жоржа Монбио (George Monbiot). Мы публикуем перевод статьи целиком, без изменений.

После того как Борис Джонсон заявил на прошлой неделе, что сносить памятники значит «оболгать нашу историю», можно просто восхититься его твердолобостью. Ведь он есть тот человек, который был уволен со своей первой работы в газете «Таймс» именно за то, что оболгал нашу историю. Он использовал цитату из текста его собственного крёстного отца, историка Колина Лукаса (Colin Lucas), чтобы состряпать для первой страницы сенсационную фикцию о Розовом дворце Эдуарда Второго.

Следующая ложь о нашей истории, на сей раз — его собственная, привела к увольнению его с должности министра культуры в теневом кабинете лидера консерваторов Майкла Говарда. Теперь Джонсон вещает нам:

«Мы не должны сегодня пытаться редактировать или подвергать цензуре наше прошлое. У нас не может быть никакой иной истории».

Вопреки этому, ложь и умолчания образуют необходимую основу мифов, на которых зиждется официальный британский автопортрет. Они же играют решающую роль в сокрытии способов, благодаря которым наши господа всё ещё обретают богатство и могущество.

Вспомним о концентрационных лагерях, развернутых Британией в 1950-х годах на территории Кении. «Какие такие концентрационные лагеря?» — можете вы спросить. Коли так, то вот — держите. Когда люди народности кикуйю собрались потребовать назад земли, украденные у них британскими поселенцами и колониальными властями, то почти всё население этой народности — более миллиона человек — было загнано в концентрационные лагеря и в огороженные стенами деревни. Вероятно, десятки тысяч заключённых погибли там. Многие не вынесли голода и болезней, включая почти всех детей в некоторых лагерях. Многие были просто убиты. Некоторые забиты до смерти британской стражей. Один заключённый, по признанию кенийского губернатора Эвелина Баринга (Sir Evelyn Baring) в секретном документе, был сожжён заживо. Некоторых сажали на ножи, штыки или разбитые бутылки. Другие были загрызены служебными собаками или подвергнуты казни электро-током. Многих кастрировали специально созданным для этого инструментарием. Если вам ничего не известно об этой истории, так только потому, что она систематически цензурировалась и заменялась ложью со стороны британских властей.

Лишь в 2012 году, когда группа людей кикуйю, переживших те ужасы, подала в суд на британское правительство в связи с перенесёнными пытками и полученными увечьями, всплыл некий архив, хранившийся дотоле в секретном отделе министерства иностранных дел. Вскрылись экстраординарные меры, принятые колониальной администрацией с целью предотвратить утечку информации и избежать неудобных вопросов со стороны оппозиционных лейбористских парламентариев в связи с откровенной ложью. Например, после того как 11 заключённых были забиты насмерть лагерной охраной, Барринг дал указание колониальному секретарю оформить смерть от загрязнённой питьевой воды, то есть он лично ответствен за такое насилие над истиной. При исполнении данного решения генеральный прокурор колониальной администрации Эрик Гриффит-Джонс (Eric Griffith-Jones) адресовал Баррингу следующее предупреждение: «Раз уж мы собираемся совершить грех, то должны проделать это втихую». Когда вопросы стали возникать снова, Барринг приказал своим подчинённым «сделать небольшое упражнение… над бумагами», то есть создать впечатление того, что жертвы были закоренелыми уголовными преступниками.

В то время Барринг был уже дедушкой Мари Вэйкeфилд (Mary Wakefield), жены Доминика Куммингса (Dominic Cummings) — теперешнего советника премьера Бориса Джонсона. В прошлом месяце её собственная правдивость была поставлена под вопрос, когда статья с обсуждением её опытности по части коронавируса, опубликованная ею в «Спектейторе» (Spectator), оставила у читателей впечатление, что она с мужем скорее остались бы в Лондоне, чем отправились в Дюрхэм. Пожалуй, и неудивительно, ведь под Дюрхемом у них большое поместье с товарным производством, а богатство семьи Барринга было накоплено благодаря владению рабами, и также из компенсаций, выплаченных владельцам со стороны государства, когда рабовладение было, наконец-то, запрещено.

Скрытые бумаги о судьбе народа кикуйю, увидевшие свет в 2012-м году, являются частью обширного архива, который систематически подвергался подтасовкам и просто уничтожению отдельных документов в колониальные времена. Специальный отдел следил за проведением «полной чистки» (a thorough purge) кенийских архивов. «Само бывшее существование» подлежащих удалению дел, настаивает памятка, «никогда не должно быть обнаружено». В случаях, когда большое количество бумаг было трудно сжечь, инструкция предлагала «упаковывать их в тяжёлые ящики и затоплять в глубоких местах, где отсутствуют течения на максимально возможном расстоянии от берега». И все эти многочисленные хлопоты — только ради того, чтобы не редактировать и не цензурировать наше прошлое.

Подобные «вычёркивания» имели место не только в Кении, но производились по всей империи. Можно только строить догадки о том, какие ещё преступления могли бы вскрыть утраченные документы. Были ли там подробные свидетельства о резне гражданского населения в Малайе? О грязной войне 1960-х годов в Йемене? О голоде 1943-го года в Бенгалии, созданном британским правительством насильственным реквизицией и вывозом продовольствия из страны? О жестокостях британских властей в Адене и на Кипре? Единственные события, подробно описанные в сохранившихся папках документов, — это тайное выселение британским правительством населения архипелага Чагос в Индийском океане с целью освободить место для американской военно-воздушной базы. Форин офис предписал своим служащим отрицать существование коренных островитян, чтобы можно было удалить их без всяких компенсаций и парламентских возражений.

Подчистки и удаления в официальных документах продолжаются. В 2010-м году карточки прибытия в Англию иммигрантов с островов Карибского бассейна (так называемое «Windrush» — поколение, по названию доставившего их корабля) были все уничтожены в министерстве иностранных дел, возглавляемом тогда будущей премьершей Терезой Мэй. Множество людей единым махом стало бесправной толпой, лишённой гражданства и подлежащей немедленной депортации из страны (в которой многие из них выросли). В 2013-м году Консерваторы изъяли из публичного архива все их напечатанные речи и отчёты на пресс-конференциях за период между 2000-м и 2010-м годами и блокировали доступ по веб-запросам, препятствуя попыткам призвать их к ответу за прошлые высказывания и политические деяния.

На этой неделе премьер-министр поручил главе политотдела (policy unit) создать комиссию по проблеме расового неравенства. Поскольку она (Munira Mirza — глава политотдела) не раз высказывала сомнения в установленном существовании у нас расизма, то антирасистских активистов её новая роль привела в смятение: жди теперь пущего редактирования истории.

Враньё, цензурирование и редактирование истории — этим занята наша политическая элита. Исторические версии, продвигаемые сменяющимися правительствами, представляют собой одну длинную цепь лжи. Поскольку нам постоянно врут, мы лишены возможности положительного эволюционирования. Зрелость человека или нации можно определить как честность по отношению к самому себе. Мы срочно нуждаемся во взрослении (We urgently need to grow up).

 

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 18).

реклама 18+

 

 

 

___________________