«Голодомор» в Казахстане ― оружие межэтнических конфликтов

___________________

«Голодомор» в Казахстане ― оружие межэтнических конфликтов


Переписывание и фальсификация истории, особенно наиболее болезненных ее страниц, наметившиеся на постсоветском пространстве в последние десятилетия, являются мощным инструментом разрушения евразийского единства, мира и согласия между населяющими СНГ народами, сеяния вражды и провокации гражданских войн. Одним из примеров может служить идея т. н. голодомора как геноцида, которая охватила, к сожалению, не только Украину, но и Казахстан. У мифа о голодоморе есть совершенно конкретные цели, методы и заказчики, а результатом его негативного влияния становятся разрушение государств и межнациональный раздор.

Голод или «голодомор»?

Безусловно, голод 1932–1933 годов, которым оказались охвачены бо̝̝́льшая часть Украины, Северный Кавказ, Поволжье, Западная Сибирь, Казахстан и часть Белоруссии, является огромной трагедией всей единой тогда страны и жителей 15-ти образовавшихся в результате распада СССР государств. Причиной голода стал целый ряд событий, каждое из которых внесло свой вклад в «копилку» его жертв. Прежде всего, это неблагоприятные погодные условия, не единожды становившиеся причиной страшных неурожаев как в СССР, так и ранее в Российской империи. Накануне трагедии в сельскохозяйственных районах Казахстана, в Поволжье, на Северном Кавказе засуха и вредители уничтожили посевы. Если на 1928 год доля Казахстана в общесоюзном производстве зерна достигала почти девяти процентов, то в неурожайном 1932-м упала до трех процентов. Животноводческие же районы Казахстана пострадали от зимних катаклизмов, таких как обильные снегопады, образование на снегу наста, который ранил ноги пасущегося в степи скота и приводил к его гибели.

На природные аномалии наложился и проведенный с рядом ошибок и перегибов процесс коллективизации. В среде казахских «голодоморцев» принято называть голод 1932–1933 годов голощекинским ― по имени первого секретаря ЦК Компартии Казахстана Филиппа Голощекина, что позволяет местным националистам обвинять в организации голода русских. Тем не менее при 57,1 проц. казахов в численности населения Казахстана в начале 1930-х этнические казахи составляли 69 процентов сотрудников райисполкомов и возглавляли 65 процентов аулсоветов, сыгравших главную роль в процессах разрушения традиционных правил ведения сельского хозяйства. Такова была политика коренизации, проводившаяся в национальных республиках СССР. По результатам же злоупотреблений, допущенных при ликвидации последствий голода, в 1933 году прокуратура Казахстана завела более 800 уголовных дел по обвинениям в хищениях продовольственной помощи или мошенничестве при ее распределении и устройстве беженцев из районов, пострадавших от голода. До суда дошли почти 600 из них. Осуждены были 1800 человек, из которых 566 занимали должности в партийном и государственном аппарате. Увы, но списки «коренизаторов» и наказанных государством виновников голода 1932–1933 годов практически дублируют друг друга.

Имели место откровенный саботаж и приписки. Историк Дмитрий Верхотуров в исследовании голода в Казахстане приводит факты того, как, например, колхозники боронили незасеянную землю, выдавая ее за посевные площади. «Сэкономленное» таким образом зерно продавалось либо использовалось для личных нужд. Специально настраивали жатки так, чтобы они не срезали часть колосьев, а потом неубранный хлеб также шел на еду или на продажу. Мало того, что в Казахстане в 1932 году засеянными числились только менее 93 процентов посевных площадей колхозов и совхозов, так еще, например в Талды-Курганском районе, очковтирательство составило 21,5 проц. от посевной площади 1931 года, а в Лепсинском районе ― 14 процентов. Единоличники же и вовсе засеяли всего 34 процента планировавшейся под сев земли.

Идея сознательного уничтожения казахов властями СССР опровергается самим фактом и масштабами помощи, которую оказывал центр голодающим районам. Продпомощь стала оказываться Казахстану в марте 1932 года. Всего в 1932–1933 гг. в качестве продовольственной помощи Казахстану было отпущено более 3 млн пудов хлеба. Для предотвращения голода началась раздача скота. Из колхозов было роздано колхозникам в личные хозяйства 227 тыс. голов скота, из совхозов ― 300 тыс. Почти все кочевые и полукочевые районы были освобождены от мясоналога. Эти меры прекратили распространение голода. За 1933–1934 годы колхозникам и откочевщикам раздали еще 892 тыс. голов скота. Кроме того, в 1933 году было принято решение оставлять для нужд колхозников половину молока, получаемого в колхозных товарных фермах. Заодно колхозы освободили от хлебозаготовок на 1935–1936 годы, единоличников — на 1935 год, план мясозаготовок сократили на 50 процентов и освободили от сельхозналога на 1935 год.

Тем не менее в самые голодные месяцы из-за удаленности некоторых районов Казахстана и низкой плотности населения помощь подчас запаздывала. Как писал Сталин в письме Кагановичу в те дни: «Из четырех миллионов пудов хлеба, выданных Казахстану на помощь слабым колхозам и скотоводческим районам, остаются неиспользованными еще 600 тысяч пудов».

Вернуть баев народу

Огромный ущерб сельскому хозяйству Казахстана нанесли недобитые баи и басмачество. Как сообщил в своей новой книге исследователь Д. Верхотуров, «байство стремилось уничтожить коллективизированный казахский аул и кое-чего в этом добилось. Байство, поначалу полагавшееся на помощь басмачей, открытую фазу борьбы быстро проиграло. Коммунисты рубились шашкой и стреляли из винтовок и пулеметов несравненно лучше байских джигитов. Поняв, что на коммунистов переть им кишка тонка, байство обратило свой гнев на рядовых казахов, которые в основной массе поддержали коллективизацию. Байство убивало этих поддержавших Советскую власть казахов разными способами: прямым террором и расправами, грабежом, иногда под видом скотозаготовок, а также своего рода бактериологической войной ― заражением скота заразными болезнями. Вот последнее как раз и есть причина резкого сокращения поголовья скота в Казахстане, и мне удалось найти тому прямые подтверждения».

28 августа исполняется очередная годовщина принятия Декрета ЦИК и СНК Киргизской АССР от 1928 года «О конфискации байских хозяйств», который предусматривал «выселение тех наиболее крупных скотоводов из коренного населения, которые, сохраняя полуфеодальные, патриархальные и родовые отношения, своим имущественным и общественным влиянием препятствуют советизации аула». И снова, как в день памяти жертв репрессий, начнется «голодоморный» вой об «уничтожении лучших».

Тезисы известны. Как пишет, например, сотрудница портала CABAR, являющегося подразделением британского Института мира и войны, А. Мустояпова, «бай и бий были не эксплуататорами, а главами рода, подрода, аула. Эти коллективы, объединенные по родственному принципу, совместно владели родовыми пастбищами и скотом. Так называемые простые қазақи, в которых советская власть надеялась найти сторонников, противились экспроприации, потому что скот терял не бай, а весь аул, (под)род. Советам так и не удалось убедить қазақов, что бай ― это классовый враг, потому что для қазақов бай и бий были не просто состоятельными людьми, а лидерами, несущими ответственность за своих сородичей. Они ведали хозяйственными и экономическими делами, откочевками, судебными тяжбами, соблюдением обычаев, женитьбой и замужеством молодежи, отправкой на учебу и ее оплаты, асами и т. д. Бай, бий для членов (под)рода, аула был близким родственником (таковым у қазақов считается родство до седьмого колена)».

Цель этих хвалебных од ясна: обвинить русских в уничтожении цвета казахского народа. Автор пишет об этом совершенно открыто, указывая, что «вооруженные выступления сарбазов были ликвидированы в 1933 г., т. е. это произошло только тогда, когда Степь была сломлена голодомором. Таким образом, устроенный в 1931–1932 гг. голодомор стал ответной реакцией на вооруженное сопротивление народа». При этом якобы «голодом в основном были охвачены районы проживания қазақов, сопротивления сарбазов. И более того, в соседних деревнях и городах голода не было. У людей была еда. Значит, голодающие люди могли быть спасены. Но за два года этого не произошло. До тех пор, пока не были подавлены восстания», что является совершенно наглой и неприкрытой ложью.

Очевидно, таким образом казахстанцев пытаются приучить к мысли о возвращении баев, причем не только местных, но и зарубежных.

Продукт заграничного разлива

Впервые использовать тему голода в СССР в 1932–1933 годах в антисоветской пропаганде начал Третий рейх. Позже, несмотря на то что в Союзе побывал ряд западных журналистов, к пропагандистской истерии присоединились Ватикан и Австрия, организовавшие в декабре 1933 года конференцию о «продолжающемся голоде в СССР». В начале 1934-го делегация украинских националистов пытается попасть на прием к Рузвельту, чтобы добиться от него «осуждения продолжающегося на Украине голода». В июне того же года «проснулся» британский парламент, проведя слушания о «продолжающемся» голоде. А американские профашистские организации совместно с нацистской партией Германии пугали обывателей темой по-прежнему «голодающей Советской России» даже в 1935 году.

Уже тогда основным стал тезис о целенаправленном рукотворном уморении голодом населения СССР советскими властями. Причем гитлеровцы и идеологически близкие им националисты «внесли свежую струю» в пропагандистский гвалт, заявляя о том, что голод был направлен исключительно на уничтожение определенных народов. Ведомство Йозефа Геббельса говорило об этнических немцах, уничтожаемых большевиками, ОУН ― о «геноциде» украинцев, а Мустафа Шокай ― о целенаправленном уморении голодом именно казахов.

Шокай и подхвативший у него эстафету американский пропагандист-антисоветчик Роберт Конквест называли цифру жертв голода 1932–1933 годов в Казахстане примерно один миллион человек. Их украинские коллеги из Института демографии и социальных исследований посчитали, что «маловато будет», и озвучили цифру 1 миллион 258,2 тысячи погибших. Казахстанский демограф А. Алексеенко поднял планку суммарных демографических потерь казахского населения до 1,84 миллиона человек, а профессор казахстанского Института истории и этнологии Хангельды Абжанов и вовсе довел число жертв голода среди этнических казахов до «не менее трех миллионов». Притом, что на момент переписи 1926 года в СССР проживали 3 968 289 этнических казахов, а перепись 1939 года показала наличие на территории Советского Союза 3 100 949 этнических казахов. Но и причислять все недостающие 867 340 человек к жертвам голода тоже неверно. В 1932–1933 годы, по данным портала «История Казахстана», с территории нынешней РК в соседние регионы и за границу откочевали 1 млн 130 тыс. человек. Число только тех, кто ушел в Китай, Монголию, Иран и Афганистан, исчисляется сотнями тысяч, а 676 тыс. человек из них так и не вернулись назад.

Кстати, в голодоморной теме значительное давление на Казахстан оказывает Украина. Радио «Свобода» еще в 2008 году призывало Астану следовать украинскому примеру. А после государственного переворота на Украине посольство этой страны занялось совершенно открытой пропагандистской деятельностью и поддержкой националистической оппозиции на территории Казахстана. Так, в 2018 году в Астане состоялась акция «Зажги свечу памяти», посвященная «85 годовщине голодомора». Причем не в посольстве, а у памятника жертвам голода в Казахстане 1932–1933 годов. Организатором мероприятия выступило посольство Украины в Казахстане, а из официальных лиц в мероприятии принял участие заместитель директора Института истории Комитета науки МОН Казахстана А. Кашкимбаева. Неонацистский режим Украины призывает признать «геноцид» на взаимной основе.

От правительства до соросят

Если приглядеться, кто именно продвигает в Казахстане «голодомор», мы сразу увидим, что это те же тесно связанные люди, которые организуют митинги против власти, антикитайскую и антироссийскую истерию, выступают против евразийской интеграции и сотрудничества с РФ.

Так, известный нацист Жанболат Мамай снял откровенно лживый и тенденциозный фильм «Зулмат. Геноцид в Казахстане». Мамай известен своими связями с беглым оппозиционным олигархом М. Аблязовым. В 2007 году он организовал клуб «Рух пен тіл» (Духовность и язык), который требовал от властей более решительных действий по усилению роли казахского языка в повседневной жизни страны, значительного увеличения казахскоязычных кадров в государственных структурах и запрета всем чиновникам и работникам социально-бытовой сферы публично использовать русский язык. Мамай неоднократно участвовал в тренингах, которые проводят в Чолпон-Ате (Киргизия) для казахских активистов русские националисты при финансировании Фонда Сороса. Он же возглавлял либеральный дискуссионный клуб «Политон», собрания которого неоднократно посещали сотрудники посольства США в Казахстане.

«Паблисити» фильму активно создавал работающий в Узбекистане ресурс «Каравансарай», который финансируется Объединенным центральным командованием Вооруженных сил США. Именно там наиболее ярко проступила антироссийская и антирусская направленность политики «голодомора». Как подчеркивает издание, «тяжесть страданий в гораздо большей степени обрушилась на казахов, чем на живших в Казахстане этнических русских. Главный научный сотрудник казахского Института истории и этнологии Кайдар Алдажуманов в интервью автору фильма сообщил, что всю продовольственную помощь, поступавшую из-за рубежа, Россия направляла в русские поселения в Казахстане, а до коренного населения продукты не доходили». По словам Мамая, «Москва сбрасывала бомбы на участников местного восстания против советских властей и награждала летчиков званием Героя Советского Союза за успешные боевые операции».

Другой фильм, «Откочевники мертвой степи», снятый членом правления фонда «Сорос-Казахстан» и экс-директором Института мира и войны Досымом Сатпаевым, был создан уже при прямой поддержке властей страны. Его премьера состоялась на казахстанском телевизионном канале КТК, 83,34 проц. акций которого принадлежат Фонду Первого Президента Республики Казахстан ― Лидера Нации, возглавляемому Даригой Назарбаевой. Там же отметилась американский историк Сара Кемерон, автор пропагандистского опуса «Голодная степь: голод, насилие и создание Советского Казахстана». Именно Н. Назарбаев в 2017 году открыл в стране памятник «голодомору».

Стоит ли после этого удивляться, что бывший преподаватель истории КПСС и отец теории казахского «голодомора» Асылбек Бисенбаев прошел курсы по аналитической деятельности и подготовке документов Госдепартамента США и тренинг по навыкам общественной деятельности. Института демократии США?

Постепенно, как и на Украине, фальсификация истории переходит к требованиям законодательно признать голод геноцидом. В частности, эту идею лоббирует Альянс ТIРЕК, партнер Международного бюро по правам человека и соблюдению законности и Международного правозащитного движения, куда входят российские либералы и украинская Хельсинская группа. Как считает его член Галым Агелеуов, признание геноцида против казахского и других народов — это дань памяти перед предками, так как их боль не забыта. По его словам, это попытка восстановить то, что они пережили, чтобы самим не повторить насилие над народом.

В 2018 году движение «Жана Казахстан» приняло меморандум «О геноциде казахов», который был передан в Сенат, Конгресс и Госдепартамент США, а также ведущим американским аналитическим центрам: Агентству по международному развитию, Центру стратегических и международных исследований и Атлантическому совету. А в июле делегация казахстанских оппозиционеров отправилась за прямой поддержкой в США, где встретилась с конгрессменами ― авторами законопроекта о признании массового голода в СССР 1932–1933 годов геноцидом украинского народа. Как сказано в документе, «на протяжении последних 150 лет казахский народ подвергался скрытому и открытому притеснению по политическому, национальному, экономическому, социальному, военному, религиозному признакам». Совершенно очевидно, кто именно являлся притеснителем.

Агитация не утихает ни на день. Националистическая парламентская партия «Ак жол» в июне 2020 года предложила обратиться в ООН, ОБСЕ, Конгресс США и Европарламент с просьбой признать геноцид казахского народа в 30-х годах ХХ века. Партия предлагает не ограничиваться выполнением поручения президента К.-Ж. Токаева о создании комиссии для завершения работы по восстановлению исторической справедливости и реабилитации жертв политических репрессий, а «дать организованному тоталитарной властью большевиков на казахской земле Великому голоду (Ашаршылық) правовую оценку как факту геноцида против нашего народа».

***

Хотя официальные власти Казахстана не поддерживают «голодоморное» рвение казахских нацистов и иностранных агентов, ситуация настораживает. Речь не только об угрозе национальной безопасности Казахстана, его отношениям с Россией и ЕАЭС, но и о риске возникновения межнациональных и политических конфликтов, которые на Украине дошли до стадии гражданской войны. Декоммунизация является лишь слабым фиговым листком, прикрывающим русофобскую суть мыслевируса «голодомора-геноцида». Казахстанцев пытаются убедить именно в том, что врагами являются не коммунисты, а русские в целом как народ. Который, к слову, в ряде регионов страны составляет большинство.

И к большой тревоге, власти страны не совсем глухи к этой вредоносной пропаганде.

Виктория Попова,

специально для alternatio.org

 

Рейтинг: 
Средняя оценка: 2.3 (всего голосов: 9).

___________________

_________________

_________________

_________________