«Наследникам Геббельса» в России – «не климат»

__________________________________

 



Прокопьева (справа) выходит из суда. Умный человек бы сапоги судье целовал за мягкий приговор. 
Но «неогеббельсовцам» логика не знакома: Прокопьева собирается обжаловать даже это решение.

 


Ну вот и всё. 2-й Западный окружной военный суд на выездном заседании в Пскове наконец вынес обвинительный приговор корреспондентке местного «Эха Москвы» Светлане Прокопьевой: оправдание терроризма это само по себе – преступление, а уж приёмы гитлеровско-нацистской пропаганды, которые использовала Прокопьева – и вовсе делают её поступок проявлением крайней мерзости.

НА ВАС НАПАЛИ – ВЫ И ВИНОВАТЫ!

Начнём разговор с цитаты классика: «Что это вы так внимательно приглядываетесь? Думаете, посадили не тех, кого надо? Ошибаетесь, дорогой! Виноват не нападающий, а пострадавший! Он и только он – причина всех огорчений. Такова моднейшая психология.» Эрих Мария Ремарк «Возлюби ближнего своего». Писатель – антифашист очень точно описал принцип гитлеровского «правосудия», которое на его глазах стало распространяться по Европе. Сегодня такие принципы «нахождения виновных» активно используют некоторые «журналисты» так называемых – «оппозиционных» изданий. Например – Светлана Прокопьева из «Эхо Москвы. Псков».

В эфире «Эха Москвы. Псков» в начале ноября 2018 года Прокопьева зачитала коммюнике собственного сочинения, посвящённое деянию умственно-ущербного «террориста-анархиста» Михаила Жлобицкого (он же Валерьян Панов, он же Сергей Нечаев… как только 17-летний недоучка-оболтус себя ни называл!), который в свои 17 лет не нашёл ничего умнее, чем вывесить в «Telegram» истерическое заявление о том, что он ненавидит ФСБ и самоликвидироваться в прихожей здания УФСБ в Архангельске.

То есть, Михаил Жлобицкий 17 лет от роду, недоучившийся студент Архангельского политехнического техникума, ничего в жизни конструктивного не сделавший, сидевший на шее БАБУШКИ, убил себя и ранил трёх невинных людей.

Кого же Светлана Прокопьева в своём «праведном гневе» называет виновником того, что 17-летний оболтус устроил взрыв в здании УФСБ? Правильно. ФСБ и государство. Дескать, «не виновато дитятко», это всё государство, в котором нет ни условий, ни поддержки для «политического активизма». То, что «беды» Жлобицкого запустила его семья, то есть – мать, которая, забеременев в 18-летнем возрасте (отец, «естественно» про ребёнка и не вспоминал), потом фактически бросила ребёнка на бабушку и ушедшая «искать судьбу» (как это называется в русском языке – знают сегодня даже дети) – это тоже, наверное по мнению Прокопьевой, «государство виновато». Как и в том, что воспитывать ребёнка при живых родителях оказалось «некому».

То, что 17-летний обалдуй не только не соизволил нормально учиться, чтобы воспользоваться социальными лифтами, предоставляемыми в современной России – Прокопьева «не заметила». Как «не заметила» и того, что директор техникума, в котором учился Жлобицкий, констатировал неадекватное поведение будущего убийцы:

«Студенты техникума мне рассказывали, что, когда в Керчи произошел массовый расстрел учащихся, в нашем техникуме проводился День первокурсника и Жлобицкий сказал примерно такие слова: «Здесь трагедия, а тут у нас праздник. Надо и здесь взорвать, чтобы подумали»».

То есть бл..ство матери Жлобицкого, маниакально – человеконенавистнические потуги, желание убивать, это – во всём «государство виновато»? И – конкретно сотрудники ФСБ, у которых как бы задачи не состоят в том, чтобы следить за моральным обликом 18-летних соплячек и выполнять функции ювенальной юстиции? В полном соответствии с заветами «дедушки Геббельса». Это ведь с его подачи, гитлеровские газеты обвиняли в росте антисемитизма – самих евреев. Как там у Ремарка: «Виноват не нападающий – виноват пострадавший»? У таких как Прокопьева этак однажды и Чикатило окажется «невинной жертвой режима»…

Естественно, что гитлеро-геббельсовские приёмы пропаганды получили адекватную оценку со стороны сотрудников российских правоохранительных органов. Которые и вчинили ей иск по части 2 статьи 205.2. Переводя с юридического на понятный, «Публичное оправдание терроризма или пропаганда терроризма, совершенные с использованием средств массовой информации либо электронных или информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет»».

Естественно, что у наследников Геббельса началась истерика…

ПОЗОРНЫЙ ПРИГОВОР

Естественно, что «братья по наследию Геббельса» Светочку Прокопьеву вниманием не оставили. «Медиазона», «Новая Газета», «Эхо Москвы» и прочие сенины и ауги с ахеджаковыми зашлись в истерическом визге, переходящем в неповторимо-идиотский пафос. Та же «Новая газета» назвала и дело и приговор «позорными», заходясь в истерике «ааа!!! Доказательств нетути, экспертиза куплена, бланки подложные, метизы некалиброванные».

«Отметились» в обще-либеральном хоре и главред «Эха» Алексей Венедиктов, истерически заверещавший «Это дело – политический заказ! Она абсолютно невиновна!» Нет, ну а что ещё может сказать существо, руководящее «неогеббельсовской» антироссийской пропагандой, когда одну из его подчиннных взяли за цугундер? А его «карманный политолог» — Светлана Шульман и вовсе пафосно заявляет по поводу конфискованного у Прокопьевой ноутбука (как орудия преступления) – «…по-прежнему ли сапоги расстрелянного достаются стрелку, или нынче это иначе устроено»… Венедиктов себе таких заявлений не позволяет. Знает, что мужику за них можно и по морде выхватить. А вот женщин в нашем «сексистском патриархальном обществе» пока не трогают. Хотя… такое впечатление, что феминистки и ЛГБТ скоро добьются: «выхватывать» будут все, не взирая на пол и возраст. Хотели равенства? Получите…

Прокопьевой вынесли приговор. Виновна в совершении преступления. Наказывается штрафом в размере 500 тысяч рублей. Запрета на профессию – нет. Вроде бы – закон восторжествовал?

НО автор, как ни странно, не может не согласиться с редакцией «Новой газеты»: и дело и приговор – позорнейшие.

И – вот почему. Во-первых, то, что делает Прокопьева (а ей не вынесли запрета на профессию, поэтому геббельсовскую пропаганду она будет продолжать нести, тут уж можно не сомневаться). Когда прокуратура запросила для Светланы Прокопьевой 6 лет реального срока – появилась надежда, что в России будет существовать прецедент, что за оправдание терроризма (а именно этим и занималась Прокопьева, согласно решению суда), «журналист»… Хотя – какой Прокопьева к чертям журналист? Первый принцип журналистики – «беспристрастность и объективность» в её писанине и не ночевал. Так вот – будет прецедент, что «журналист» за оправдание терроризма может получить реальный срок. А вот – нет. Приговор вынесен преступно-мягчайший! Штраф – половина от максимального, ограничения свободы – никакого, запрета на профессию – нет. Даже судебные издержки переложили на государство.

Надежда остаётся одна: что Прокопьевой не хватит мозгов остановиться. И однажды, когда (не «если», а именно – «когда») она снова перейдёт черту, ей попадётся адекватный судья. И верная последовательница Геббельса отправится лет на 5-10 туда, где ей самое место – шить рукавицы на потребу тем, кто строит нашу страну, а не пытается её разрушить, как «Эхо Москвы» и прочая неогеббельсовская свора.

Ярослав Верховенский

Рейтинг: 
Средняя оценка: 4.8 (21 голос).

реклама 18+

 

 

 

___________________