Карский рейд «Адмирала Шеера»

__________________________________

 


Рассказы о северном морском  театре военный действий Великой Отечественной Войны как правило, ограничиваются Баренцевым морем. Однако война шла и гораздо восточнее, в Карском море, считавшимся глубоким советским тылом.


Норвегия, Нарвик, август 1942 год

Командир линкора «Адмирал Шеер» капитан первого ранга Вильгельм Меендсен-Болькен почтительно слушал представителя штаба кригсмарине.
- Разгром каравана PQ-17 - в высшей степени блестящая операция. Надеюсь, мы надолго отбили у англичан желание ходить в Россию Северным путём. Однако ленд-лиз Советам необходим. Поэтому упрямые русские будут искать новые маршруты. Японские коллеги сообщили, что к берегам Камчатки из США прибыли 19 транспортников в сопровождении четырёх ледоколов, лидера «Баку» и двух эскадренных миноносцев. Русские намерены провести суда вдоль своих северных берегов. Мы не можем этого допустить. Ваша задача, капитан, встретить караван и разгромить его.
- Маршрут каравана известен?
- Нет. Однако это не имеет значения, - офицер развернул карту. - Архипелаг Северная Земля, разделяющий Карское море и море Лаптевых, упирается северной оконечностью в арктические льды. От материка архипелаг отделяет узкий пролив Вилькицкого. Как бы не петляли русские, пролива им не миновать. Вот здесь вы их и встретите. По нашим расчётам к проливу русские подойдут 22-25 августа. Помните, что залог успеха операции – во внезапности.

Забегая вперёд скажем, что немцы сильно ошибались, ожидая советский конвой 22-25 августа. Они недооценивали сложность плавания по Северному морскому пути: фактически корабли подошли к проливу Вилькицкого на целый месяц позже.
Но Меендсен-Болькен этого не знал.

В поисках неуловимого каравана

16 августа «Адмирал Шеер» скрытно покинул Нарвик и, сохраняя радиомолчание, на всех парах двинулся на восток. Плавание было тяжёлым: линкор постоянно упирался в труднопроходимый лёд и вынужден был обходить огромные ледяные поля. Утром 21-го августа вернувшийся из разведки пилот бортового гидросамолёта «Арадо» доложил: караван в 60 милях к востоку, идёт прямо на линкор. Капитан приказал остановить машины, затаиться и ждать.

Однако ни 21-го, ни 22-го советские суда не появились на горизонте. Пилот вылетел повторно и доложил: караван идёт курсом не на запад, а на восток! Это был арктический конвой, следующий из Архангельска на Дальний Восток. Меендсен-Болькен радостно приказал разводить пары: «приз» неожиданно увеличился вдвое, не один, а два каравана уйдут на дно! Линкор бросился в погоню.

Однако Меендсен, двигаясь в плотном потоке льда и тумане едва преодолевал в час 2-3 мили. Русские, обладавшие картами и опытом плавания в полярных широтах, шли гораздо быстрее. И главное, русские получали сведения о ледовой обстановке, а немцы этих сведений не имели и шли буквально наощупь.  25 августа линкор упёрся в сплошные льды. Вылетевший в ледовую разведку «Арадо» разбился при посадке  и «Шеер» утратил «дальнее зрение». Осознав, что караван ему не догнать, Меендсен приказал повернуть назад.

В 12:00 Меендсену доложили о появлении на горизонте советского судна. Это был ледокольный пароход «Сибиряков», шедший из Диксона на Северную Землю с грузом для полярных станций. Две 76-мм орудия, две 45-мм, два зенитных автомата «Эрликон» и 104 человека на борту.

Первый и последний бой «Сибирякова»

Уничтожение старого парохода не входило в планы Меендсена, однако капитан нуждался в данных о ледовой обстановке и поэтому приказал взять курс на сближение. На линкоре подняли флаг американского флота и просемафорили: «Кто вы? Доложите ледовую обстановку в проливе Вилькицкого». Капитан «Сибирякова» сообщение проигнорировал и отправил радиограмму на Диксон: «Встретили иностранный крейсер. Наблюдайте за нами». На линкоре взвился флаг кригсмарине, просемафорили: «Остановить машины, прекратить радиопередачу» и дали предупредительный выстрел. Бак «Сибирякова» окутало облачко ответного выстрела.
Меендсен, у которого исход боя не вызывал никаких сомнений, ухмыльнулся:
- Ну, что ж, пусть канониры поупражняются в стрельбе.
И вдруг на мостик вбежал офицер:
- Капитан! Они начали передачу открытым текстом! «Нас обстреливает рейдер. Принимаем бой»!
- Огонь главным калибром! Заткните им глотку!!!
Рявкнули орудия орудийных башен. Огромный столб дыма окутал судно. В 15:00 «Сибиряков» отправил последнюю радиограмму: «Горим, прощайте» и полярный «Варяг» ушёл под воду.

В 15:45 перед Меендсеном положили расшифрованную радиограмму руководства Главсевморпути о присутствии в Карском море немецкого рейдера и приказом всем судам немедленно зайти в ближайший порт под защиту береговой артиллерии. И немецкий капитан понял, что этот бой выиграл старый советский пароход.

Потерпев неудачу с уничтожением советского каравана, Меендсен решил уничтожить порт Диксон. Из перехваченных радиограмм следовало, что именно там размещается штаб морских операций западного района Арктики. Если уничтожить штаб, задача пресечение навигации по Северному морскому пути будет выполнена, несмотря на предшествующие неудачи. План предусматривал предварительную бомбардировку порта и высадку десанта, захват старших офицеров со всей документацией. По данным разведки весь гарнизон Диксона составлял 60 бойцов.

Раритеты Первой мировой

Самый северный населённый пункт, самый северный порт СССР, готовился к обороне. Из работников порта формировали отряд ополчения, готовили к уничтожению секретные документы, Женщины одевали  детей и уходили с ними вглубь острова.

Лейтенант Корняков в сопровождении сержанта и 10 красноармейцев быстрым шагом шёл по грузовому терминалу. Летом 1941 года на острове появились две 130-мм и две 45-мм орудия, а осенью со складов в Архангельске привезли две 152-мм гаубицы 1910 года. Но несколько дней назад  командование приказало перебросить орудия на Новую Землю, где немецкие субмарины обстреляли несколько станций. Надо срочно отменить погрузку и вернуть орудия на позиции!

Однако орудия были уже демонтированы и погружены в трюм баржи. На причале сиротливо стояли только два раритета Первой мировой войны.
- Что будем делать, лейтенант? – сержант поглядел на командира.
- Как что? А это что, не орудия? Установить в тени скал. Развернуть в сторону моря. Выгрузить обратно боеприпасы. Товарищи! – обратился он к грузчикам. – У меня некомплект орудийной прислуги, не хватает 14 бойцов. Я не могу вам приказать.  Добровольцы есть?
Добровольцами были все.

Эти два орудия, стоявшие в порту сторожевик «Дежнёв» (четыре 76-мм орудия, четыре 45-мм) и «Революционер» (одно 76-мм и одно 45-мм орудия, четыре «Эрликона») – вот и всё, что противостояло линкору «Адмирал Шеер».

Сражение за Диксон

27 августа в 01:05 немецкий линкор остановился у входа в гавань. «Дежнёв» открыл огонь, «Шеер» развернул орудия в его сторону. Всего за 8 минут пароход получил  4 прямых попадания и опустился на грунт. Выведя из боя «Дежнёв», «Шеер» перенёс огонь на «Революционера». За 5 минут корабль получил три попадания, на нём начался пожар. Линкор медленно входил в гавань. И тут подали голос ветераны Первой мировой.

Стреляли старинные осадные орудия, без дальномеров, практически вслепую, обслуживаемые гражданскими добровольцами под командой лейтенанта Корнякова. Однако Меендсен счёл, что обстрел ведёт береговая батарея, замаскированная в скалах, защищённая бронеплитами. Идти вперёд – значит подставить судно под прямой огонь. А здесь, в тысяче миль от Нарвика, любое даже незначительное повреждение может стать фатальным. Нет, он не может так рисковать. Меендсен приказал остановиться и дать задний ход.

Напоследок линкор обошёл остров и, двигаясь вдоль берега, обстрелял расположенные на нём объекты. Горели нефтяной и угольный терминалы, жилые постройки. В 2:57 «Шеер» прекратил огонь и взял курс на запад. 30-го линкор бросил якорь в Нарвике.

Провальный рейд

Германская пропаганда преподнесла поход «Адмирала Шеера» как очередную победу. Однако в штабе кригсмарине втихую оценивали рейд как провальный: советский конвой разгромлен не был, Диксон на вторые сутки вышел в эфир и сообщил, что порт функционирует в прежнем режиме, повреждённые «Дежнёв» и «Революционер» были отремонтированы за 6 суток.

Спалив тысячи тонн топлива и выстрелив 20% боекомплекта, «Адмирал Шеер» мог поставить себе в актив только потопленный «Сибиряков». Нарушить движение на Северном морском пути рейдер не смог, советские суда продолжали ходить прежним маршрутом. Мощь немецких кригсмарине разбилась о стойкость советских людей.

Klim Podkova

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 16).

реклама 18+

 

 

 

___________________