Блеск и нищета украинской «дружбы»

__________________________________

 


Приход северного пушного зверька, незаметно подкравшегося к демократической экономике Украины вследствие потери рынков сбыта в России и странах СНГ, на протяжении последних шести лет предсказывали многие российские эксперты. А в ответ на это они получали фырканье и вой украинских коллег и проклятия в Сети от «шумерских» комментаторов. Но результат, как говорится, налицо. Регулярные американо-европейские похлопывания по плечу и ритуальные замены кабминов, сопровождаемые оптимистическими лозунгами а-ля «Ну вот теперь-то запануем!», к волшебному возникновению положительной динамики экономических показателей не привели.

В мире бушует коронавирус, вкупе с этим в Штатах предвыборный чёс, а в Европе на протяжении восемнадцати месяцев падает промышленное производство. К этому можно прибавить то, что спаситель-МВФ в последнее время активно косит под Путина, ни на шаг не отступая от своих требований, которые выдвинул еще полгода тому назад. Так что в плане «быстрых денег» на МВФ рассчитывать нечего. Фонд, следуя многолетним традициям, будет Украине деньги выдавать частями. В прошлой своей статье я рассказывал о том, какие экономические требования Зеленского были отвергнуты Кремлем на переговорах Козака и Ермака. У «оппов», активно соперничающих с «зелеными», также есть ряд «экономических просьб» к государству российскому.

События последних двух недель стали знаковыми для медведчуковской партии «ОПЗЖ». Они небезосновательно заносят в свой актив приостановку рассмотрения законопроекта о продаже земли, ведь сам Арахамия признал, что не будь противодействия «оппов», то уже к концу января многострадальный прозападный законопроект на ура был бы принят Верховной радой.

Несомненной победой Медведчука является то, что Кремль отказался прекратить контакты с ОПЗЖ и предоставить монополию на переговоры с Россией исключительно украинскому гаранту Конституции и его уполномоченным лицам. Мало того, практически параллельно с переговорами Ермака в Минске Путин принимал Медведчука, а депутаты Госдумы принимали своих коллег из ОПЗЖ.

Но эти победы ровным счетом ничего не будут стоить без дальнейших действий, а главное, «перэмог» со стороны Медведчука, и если он не будет выполнять своих обещаний, то, равно как и Зеленский, быстро начнет терять популярность. Надо отметить, что планку Виктор Владимирович перед собой поставил очень высокую, практически невыполнимую.

Начнем с того, что Украина скатится не просто в пропасть, а в бездну элементарного банального безденежья, если не найдет новых экспортных объемов для своей экономики. Товарооборот с Российской Федерацией, конечно, растет, но растет-то он в пользу России, а не Украины. И, как я уже упоминал в прошлой статье, на эту «зраду» неотвратимо накладывается тот факт, что только одна страна в данной ситуации гипотетически сможет быстро предоставить экспортные объемы для Украины ― Россия. В этом плане мысли команд Зеленского и Медведчука схожи.

Но одним экспортом прямо сейчас страну не накормить и бюджетные дыры не залатать. Наращивание объемов экспорта даст положительный эффект в виде денег в бюджете, самое быстрое, через три календарных квартала, то есть к Новому году. Именно для этого Медведчук, как и Ермак, просил на встрече с Путиным у России дешевые долгосрочные кредиты.

У Виктора Владимировича имеется и политическая часть «маленьких просьб», а именно ― возврат Крыма и Донбасса под юрисдикцию Украины, причем официально. Как я уже не раз в своих статьях упоминал, это удивительно, но Виктор Владимирович верит в то, что его личные отношения с Путиным способны дать толчок к возвращению утраченных территорий. Причем он это каждый раз подчеркивает, когда раздает интервью как западным, так и украинским каналам.

Как мы можем наблюдать, требования абсолютно разных украинских партий к российскому руководству очень схожи: покайтесь и дайте «гроши». Попробуем проанализировать, чем это обернется для России и пойдет ли она на уступки медведчуковцам (Ермака уже отшили, о чем я писал в прошлой статье) в обмен на якобы дружеские отношения между двумя странами.

Начнем с кредитов. По моей информации, Виктор Владимирович просил у Темнейшего рассмотреть возможность предоставления десяти миллиардов долларов долгосрочного кредита, причем с учетом единовременной выплаты, а не частями. Естественно, деньги он хочет после того, как его партия придет к власти, не дарить же эти деньги Зеленскому и его банде клоунов?

Только представьте себе: представители ОПЗЖ формируют новый Кабмин, утверждают своего премьера, и тут же, через несколько дней, на счета украинского государства поступают десять миллиардов. Не миллиард, не три, а сразу десять и единовременно, не частями, как от МВФ. У кого-нибудь на Украине останутся сомнения, кто является настоящим спасителем нэньки? Если учесть то, что для латания бюджетных дыр уже сейчас украинским министрам необходимо отыскать семь миллиардов долларов (а именно такую сумму запрашивал Ермак в разговоре с Козаком и получил отказ), то полученные мной сведения не кажутся такой уж фантастикой, просто Виктор Владимирович смотрит в будущее. Ведь к моменту его предполагаемого прихода к власти бюджетная дыра, несомненно, вырастет.

Не обошел стороной Медведчук и возврат украинских товаров на российский рынок. Эта тема вообще не сходит с повестки дня на разнообразных ток-шоу медведчуковских медиа. Здесь ему нужны конкретные уступки и преференции со стороны Москвы, я сейчас это убедительно докажу на конкретном примере.
 

Новый полувагон люковый на территории незалэжной можно приобрести за 1 210 000 гривен. Перспективам продаж этой продукции (всех видов производимых Украиной вагонов) на территории России украинцами придается большое значение, они даже недавно судились с нами по этому поводу в ВТО и суд проиграли.

Российский рынок огромен, в 2019 году Россия произвела и ввела в эксплуатацию 79 600 вагонов, чем побила рекорд СССР. Поэтому украинский производитель не прочь откусить от этого большого российского пирога хороший кусок. Собственно, именно из-за этого они с нами и судились, апеллируя в суде к тому, что Россия якобы искусственно создает преграды для выхода украинских производителей на наш большой рынок. Любопытная ситуация: цены на заводах на Украине (а я звонил на Крюковский для проверки информации, на сайте цена не указана) выше, порядка 1 300 000 гривен, и большого количества в наличии нет, а вот у киевских посредников и цена ниже и все в порядке с наличием данного товара.

1 210 000 гривен ― это на сегодняшний момент 1 452 000 гривен с учетом НДС. В рублях на данный момент это составит 4 123 680. Чтобы ввезти товар в Россию, нужно заплатить ввозную пошлину в размере 10%, итого сумма возрастет до 4 536 048 рублей. Прибавим сюда доставку из Кременчуга (объявление киевское, но вагоны наверняка там, поскольку там находится завод) хотя бы до Москвы, а это еще 116 000 рублей. В итоге получим 4 652 048 рублей за один полувагон. Не будем рассматривать всевозможные скидки, поскольку российские производители тоже могут их применить в случае большого заказа, что они и так делают.

Теперь рассмотрим российского производителя. Совершенно новенький полувагон стоит 3 000 000 рублей без НДС, то есть 3 600 000 с НДС. Производителем является ОАО «Уралвагонзавод». Предположим, что его доставляют из Западной Сибири в Москву со всевозможными переходами с Свердловской железной дороги на Куйбышевскую. Максимальную сумму, которую я смог накрутить на тарифном калькуляторе, это 170 000 рублей за доставку вагона. Финальная стоимость доставленного новенького российского полувагона в Москве на станции «Москва-Товарная-Павелецкая» будет 3 770 000 рублей, включая НДС, и это максимум.

Собственно, примерно такими расчетами и руководствовалась комиссия ВТО, когда выносила решение в пользу России. То есть комиссия признала, что наряду с возможными политическими препятствиями экономическое обоснование отказа от закупки россиянами украинских вагонов все же присутствует и оно легко экономически доказуемо. Единичные продажи в Россию вагонов производства Крюковского завода, конечно же, производятся. Но это продажи по остаточному принципу в адрес частных перевозчиков, которые из-за загруженности российских производителей вынуждены заказывать товар на Украине. Но это, как правило, вагоны б/у, а это значит, что заводу-производителю от этого никакого прибытка. По словам директора, Крюковский завод способен производить 20 000 вагонов в год, поэтому ему необходим крупный централизованный российский заказ.

Вы удивитесь, но подобная ситуация, когда украинский производитель уже не может на равных конкурировать по цене, ждет украинских экспортеров на всех российских рынках, которые они собираются «срочно вернуть». Дело вот в чем. По мнению российских экспертов, с момента активного внедрения программы импортозамещения в 2014 году на этих рынках ведется конкурентная борьба между российскими производителями и теми иностранными компаниями, которые решили заместить отсутствующие украинские товары своими. Российские предприятия, как возводящиеся, так и уже функционирующие, получили от государства очень большие временные налоговые льготы и другие экономические преференции, так что они имеют экономический люфт для снижения цен. То же самое можно сказать об иностранных производителях, которые, не имея преференций, но используя свой запас оборотных средств, также активно участвуют в этой небольшой ценовой войне. Также следует принять во внимание возросшую себестоимость украинских товаров из-за повысившихся в разы тарифов на электроэнергию. Помимо возросших тарифов, надо учесть увеличение условно-постоянных расходов украинских предприятий почти во всех отраслях из-за повысившихся за шесть лет арендных плат и земельного налога, от которого производителей освободили буквально на днях.

Иными словами, за последние шесть постмайданных лет конкурентоспособность украинской продукции значительно снизилась, а себестоимость значительно повысилась по объективным причинам. Если принять на веру мнение наших экспертов, то на этих «исконно украинских» рынках украинцам больше делать нечего. На равных условиях с россиянами и некоторыми европейскими и ближневосточными производителями, которые там плотно обосновались, они конкурировать не смогут.

Тогда зададимся вопросом, а чего же добивается от Путина Медведчук? А Медведчук хочет вернуть ситуацию на момент примерно 1 января 2012 года. Чтобы не только пошлин не было, но и российские предприятия и ведомства по согласованному приказу свыше покупали украинскую продукцию, которая гораздо дороже российских или европейских аналогов, но гораздо худшего качества. То есть чтобы Россия проводила своеобразные «политические закупки».

Но разве такое возможно? Ну конечно возможно. Мало того, что до 2012 года они Россией проводились, так прямо сейчас в адрес Белоруссии производятся «политические продажи» нефти и газа по особым, согласованным для Белоруссии ценам. Стоит ли говорить о том, что в подобном случае бюджет России потеряет финансы через недобор НДС и налога на прибыль, которые отечественные предприятия исправно платят. К тому же эти предприятия, несомненно, сократят численность рабочих и уменьшат выплаты субподрядчикам и смежникам, что нанесет большой ущерб многим производственным секторам российской экономики. Но «оппов» это не очень сильно беспокоит.

Из февральского выступления Рабиновича на телеканале NewsOne можно заключить, что их бы устроило увеличение экспорта в Россию примерно до уровня российского в Украину, то есть до восьми миллиардов долларов, а вообще-то надо бы, чтобы украинский превышал российский на пару миллиардов. Ну да, сейчас прямо возьмем под козырек.

Отдельно следует рассмотреть Крым и Донбасс. На момент 1 января 2020 года в рамках федерального финансирования в Крыму было освоено примерно один триллион рублей с момента возвращения Крыма в родную гавань, если считать только завершенные проекты. А это составляет семнадцать миллиардов долларов. В ЛНР и ДНР Россия тоже вкладывалась, но точной цифры по понятным причинам нет ни у кого. Если верить Ростиславу Ищенко, то эта цифра достигает примерно пяти миллиардов долларов в год. В этих цифрах есть логика ― в ЛНР и ДНР проживает почти в два раза больше людей, нежели в Крыму. К тому же республики, находясь в блокаде и международной изоляции, имеют гораздо меньший потенциал самоокупаемости, нежели крымчане.

Итак, подведем итоги, чего же именно хотят «оппы»? Десять миллиардов долларов кредита, политических закупок ежегодно примерно на 6 миллиардов для начала, возвращения Крыма, в который вложено семнадцать миллиардов долларов, и Донбасса, в который вложено примерно тридцать. Хотелки очень немаленькие, есть ли у Медведчука основания полагать, что Кремль на это пойдет? То есть не просто вернет территории, а еще и будет содержать за счет своей экономики откровенно враждебное себе государственное образование. Основания у Медведчука есть, но свои, украинские, базирующиеся на чисто украинской логике.

Для начала рассмотрим тот факт, что он сначала согласовал свою программу с парламентариями Франции и Германии. Поехал сначала в Европу, а уж потом в Россию. Европейцы очень сильно не против, чтобы разрушенную украинскую экономику за свой счет восстанавливала Россия, я уже писал об этом ранее. Для них является страшным сном вероятность того, что именно Евросоюзу придется разгребать тот бардак, который они вместе с американцами там устроили. А тут приезжает такой волшебный парень из Украины и предлагает такой расчудесный вариант. Поэтому Медведчуку и удалось так быстро заручиться европейской поддержкой.

Второе, на что он рассчитывает, это личные отношения с Путиным. Он искренне полагает, что ради личных отношений Путин пойдет ему навстречу наперекор государственным интересам.

Повлияют ли вышеописанные два фактора на принятие российским президентом нужного для Медведчука решения? Нет. Украинская элита всегда ошибочно прогнозирует действия политиков других стран по себе, то есть аналогично поведению элиты украинской. И Путин, несомненно, прогнулся бы под давлением европейских парламентариев и под увещевания своего кума, если бы он был украинцем. Но вот незадача: Путин ― русский, и интересы России для него значат если не все, то гораздо больше, нежели отношения со второсортным украинским политиком и европейскими парламентариями, которые имеют примерно такое же влияние на принятие важных глобальных геополитических решений, что и премьер Болгарии Бойко Борисов, то есть никакого. Это для Украины они авторитетные люди, а для России ― куча паяцев в карнавальном тряпье, обладающих полномочиями отставной козы барабанщика.

Путин будет руководствоваться исключительно геополитическими и экономическими интересами России и республик непокоренного Донбасса. Российский президент легко обойдет этот финансово-политический капкан достойно, без скандалов и оскорблений, просто «оппы», так же как и Зеленский в декабре 2019, тихо уедут восвояси ни с чем.

Медведчука ждет неудача по его же вине, он анонсировал слишком много уступок со стороны России в адрес Украины, взамен пообещав Путину дружеские улыбки, умеренную риторику и совместное празднование юбилейного Дня Великой Победы. То есть он фактически решает исконную украинскую задачу: получить всё, не дав москалям ничего. Тем же самым пытался заниматься Зеленский 9 декабря 2019 года в Париже, но пример чужой неудачи Медведчука ничему не научил. Он упорно озвучивает на своих телеканалах свои «хотелки» и уверенно заявляет, что добьется своего.

Теперь эти уступки и преференции ему надо либо получить, причем очень быстро (подписать хотя бы договор о намерениях в кредитной и экспортной политике), либо от них отказываться, что повлечет за собой как минимум временный уход с политической сцены.

Медведчук похож на блефующего коммерсанта, который взял предоплату, не имея на складе нужного покупателю товара, и, как водится, старается сохранять видимую солидность при отсутствии возможностей реально решить поставленные перед собой задачи.

Но правительство России уже лет восемь как руководствуется чисто прагматическим подходом по отношению к бывшим союзным республикам. А Медведчуку на этот раз, кроме пустых слов, Путину предложить абсолютно нечего.

Анатолий Урсида

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 19).

реклама 18+

 

 

 

___________________