Как неадекваты с Западной Украины навязали свою волю всей стране

__________________________________________


Две дамочки - Федына (слева) и Звиробий (Самбул) посылают президента и угрожают ему точно так же, как они ругались бы с председателем колхоза в родном селе
 


Думающих людей на Украине порой вызывает недоумение и удивление: как относительно небольшая общественная группа так называемых национальных активистов смогла навязать свою уродливую систему ценностей всей стране. Даже те, кто с ней не согласен, вынуждены, скрепя сердце, мириться — легальных механизмов противодейтвия нет.

Националистический дискурс в обществе стал сверхценным — любые попытки его дискредитации наталкиваются на бешеное сопротивление: национал-патриоты бьют во все колокола и и требуют от власти покарать своих противников. И власти покорно прислушиваются к ним.

Недавняя робкая попытка «Слуг народа» лишь поставить на общественное обсуждение тему возобновления поставок воды в Крым по Северо-Крымскому каналу натолкнулась на обычную истерическую кампанию в стиле «зрада, пособничество агрессору», поднятую националистами. И правящая партия, обладающая конституционным большинством в парламенте, тут же включила задний ход. А её лидеры начали жалко оправдываться.

Это удивительный, невиданный в мире феномен. В нормальных странах общественный тон задают группировки, находящиеся у власти. Конечно, национальную идеологию поддерживает Запад (исключительно в пику России), а среди руководителей выше среднего звена достаточно националистов, особенно выходцев с Западной Украины. Но на самых ответственных должностях их нет. Да и для давления на власть и общество достаточно даже националистов, не занимающих важных должностей. Как же это возможно?

Сила в истерике

Если рассматривать только субъективный, психологический аспект доминирования национал-патриотов, то бросается в глаза истеричность их поведения.

Известная украинская националистка, называющая себя детской писательницей, Лариса Ницой неоднократно устраивала публичные скандалы — в общественных местах и на телевидении, если с ней разговаривали не на украинском языке. А потом сама в соцсетях раздувала эти скандалы, охотно подхватываемые СМИ.

Ранее неизвестная широкой общественности некая Елена Самбул, сама для себя решившая, что она Маруся Звиробий, со своей подружкой-порохоботкой Софией Федыной матерно ругает и угрожает в соцсетях президенту Украины, а потом так же посылает суд и генерального прокурора, вызвавшего её на допрос по начатому расследованию угроз высшему должностному лицу.

Бывшая народная депутатка, то есть по факту частное лицо, Татьяна Черновол перелезает через укреплённый колючей проволокой забор Государственного бюро расследований на охраняемую территорию, где начинает скандалить лично с председателем ГБР. И никаких санкций к ней за такое никто не применяет.

В этих выходках ярких представителей идеологии украинского национализма как в капле воды отразилась его психопатическая сущность. Готовность идти в конфликте до конца, не заморачиваясь на мораль и закон, даёт националистам огромное преимущество в противостоянии со всей остальной Украиной. И за почти 30 лет, а в особенности — за последние шесть, они конвертировали это преимущество в абсолютное доминирование.

Конечно, их поддерживают влиятельные внутренние и внешние силы, но факта использования националистами психопатии для победы в общественно-политической борьбе это не отменяет.

Однако тогда возникает логичный вопрос: а как так получилось, что среди националистов-общественников так много психически неуравновешенных субъектов? Это идеология делает их такими, или наоборот, национализм создают психи?

В какой-то мере присутствует и то, и другое. Если базовой психологической основой либеральной идеологии является, например, возведённый в абсолют эгоцентризм, нацизма – агрессивный коллективный эгоизм, коммунизма – альтруизм, то украинский интегральный национализм базируется на фрустрации и стрессе. И — что самое важное — фрустрации и стрессе жителя примитивного традиционного уклада жизни перед прогрессивным модернистским обществом. Проще говоря — на страхе села перед городом.

Старенька хата край села

Большинство идейных носителей украинского национализма – уроженцы села или горожане в первом, лишь иногда – втором поколении. Уроженцами сёл были, например, президенты Украины Леонид Кравчук и Виктор Ющенко.

Обратное утверждение не работает: президенты-не националисты были как уроженцами села (Леонид Кучма), так и города (Виктор Янукович). Пятый президент Украины Петр Порошенко также городской уроженец – националистические лозунги он лишь использует в своих интересах. А уж шестой президент Владимир Зеленский — чистый горожанин. И хотя он часто идёт у нациков на поводу, но от их идеологии дистанцируется.

Естественно, в сёлах Западной Украины родились и создатели политического украинского интегрального национализма – Евгений Коновалец, Степан Бандера, Андрей Мельник. Хотя теоретик-основоположник этого движения Дмитрий Донцов был горожанином из Мелитополя и типичным русским интеллигентом из богатой семьи. Свой путь он выбрал сознательно, находясь в поисках альтернативных путей политического устройства Юга России.

А вот Коновалец, Бандера и Мельник впитали идеи Донцова естественно. Для жителей сёл, не имеющих глубокого культурного слоя, оказались близки проповедуемые Донцовым насилие над слабыми, отрицание науки и просвещения, расизм, фанатизм, беспощадность, раздор среди своих, ненависть к чужому и аморализм.

Ведь в селе самое страшное – отличаться от других. Такие люди подвергаются изоляции и изгоняются из общины. Неприятие иного, отличного, особенно нового – в течение столетий были необходимы для выживания сельских общин. Однако в эпоху модерна они становятся тормозом развития общества.

Огни большого города

Переселившийся в город сельский житель испытывает шок и впадает в состояние фрустрации. Реакцией на это часто выступает отрицание и агрессия. В нормальных условиях бывший сельчанин социализируется в учебных заведениях или на предприятиях, его сознание модернизируется. Он становится горожанином в первом поколении.

После обретения независимости на Украине сложилась парадоксальная ситуация. Сельские жители, особенно с Западной Украины, стали попадать в органы власти, минуя обычные институты социализации. Заводов и технических вузов становилось всё меньше, а гуманитарные вузы из-за идеологических причин во многом утратили способность к привитию студентам модернистского образа мыслей.

Вследствие принятия националистической идеологии как государственной всё больше людей с сельским образом мыслей, склонных к национализму, оказывались в органах управления. Процесс самоусиливался: одни сельчане подтягивали других в управление, политику или общественную деятельность.

Победа села над городом

Окончательную победу село одержало над городом в ходе второго майдана и последовавшего за ним государственного переворота 2014 года. В органы власти, в политические и общественные структуры, определяющие курс страны и государства, было стянуто ранее беспрецедентное количество несоциализированных сельских жителей.

Но их фрустрация, выражающаяся в агрессии, ненависти, неприятии иного и нового никуда не делась. Отсюда бесконечные внутренние раздоры в победившей общественной прослойке, их вражда с внутренними идеологическими противниками и судорожный поиск внешнего врага.

Истерики и психоз – норма как для отдельных личностей вроде Звиробий или Ницой, так и для оккупированных националистами государственных органов. Ведь недавние законы о языке и образовании – не только политический ход. Это естественная психопатологическая реакция националистов во власти на сопротивление общества попыткам тоталитарного навязывания единственно правильных норм поведения и единого языка.

В результате Ницой, Федына, Черновол, Звиробий и им подобные, которые могут скандалить в политике, как бабы на селе, побеждают. А их противники или даже попутчики ответить им тем же не могут — просто в силу городского воспитания. И так вся украинская политика и публичная деятельность вообще постепенно скатываются на уровень плохого колхоза из старых анекдотов.

Конечно, в политике достаточно беспринципных людей и просто мошенников, прикрывающихся националистическими лозунгами в своих интересах. Однако погоды они не делают – и настоящие националисты не раз анонсировали, что в итоге покончат с ними.

С ног на голову

В нормальных условиях процесс миграции жителей из села в город и дальше во власть, политику, науку, культуру – нормальный и даже необходимый. Так элита общества подпитывается живительными силами народа.

Но на Украине он принял обратные, уродливые формы. Не из села делают город, а город превращают в село. Такие демодернизации иногда случаются в истории.

Например, можно припомнить трагические события в Кампучии-Камбодже 1970-х годов. Тогда ведомые идеологическими фанатиками сельчане уничтожили в физическом смысле несколько миллионов несогласных с ними сельчан, большую часть горожан и практически всю интеллигенцию.

На Украине до этого пока не дошли. Но тенденция настораживает.

Фёдор Сумченко, «Монитор», Украина

Рейтинг: 
Средняя оценка: 4.8 (всего голосов: 23).

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

_________________________

   _________________________________