Польские альтернативщики, часть 1

__________________________________________




Есть такой жанр в фантастике – альтернативная история. Классический сюжет с попаданцем, который начинает активно менять историю, направляя её в другое русло (не факт, что в лучшее). Как вариант альтернативной истории – без попаданца, но «что-то пошло не так», и история опять же свернула в другую сторону. Тоже не факт, что в лучшую, но в другую. Я сама писала в этом жанре. Меня привлекала возможность анализа «что было бы, если бы…» Кто-то из знакомых мне авторов писал альтернативки, так как его по той или иной причине не устраивал текущий вариант истории, и он пытался хотя бы так компенсировать свою неудовлетворённость реальным миром.

Примерно этим же самым сегодня пытаются заниматься официальные польские власти. Правда, тот фантастический роман, который они пишут, при прочих равных условиях не взялось бы напечатать ни одно уважающее себя издательство. Однако, имея админресурс, можно не только издаться, но и попытаться воплотить своё творение в жизнь. Сделать сказку былью, так сказать. А что получается, когда руководить государством пытаются конструкторы альтернативных реальностей… Ну, на примере Польши, Трибалтики и прочих лимитрофов это можно наблюдать в прямом эфире.

Население разбегается. В прибалтийских Вымиратах это проявляется более явно, в Польше менее, хотя в Англии словосочетание «польский сантехник» давно стало нарицательным. Экономика без дотаций в этих невероятно успешных демократиях существовать не способна. Причём, Польша получает этих самых дотаций больше всех лимитрофий вместе взятых, так как господин назначил её любимой женой… ой, простите – политическим лидером Восточной Европы. И если бы тот же господин не обрушил соседнюю Украину, породив поток дешёвой рабсилы оттуда, польской экономике пришлось бы сейчас совсем несладко, так как в связи с Брекситом тех самых «польских сантехников» с Острова уже просят на выход, а они, вернувшись на польские зарплаты, недовольно бурчат. Проще нанять полунищих украинцев, для которых и половина польской зарплаты – состояние. Но и это спасение временное, так как мирный сценарий развития Польши в планах господина не значится.

Лимитрофии в классической западной парадигме вообще не должны быть ни богатыми, ни мирными. Не для того их создают. А нищему населению куда проще внушить образ внешнего врага, чем сытому. Лимитрофии создаются для будущей войны. И Польша в этом плане – классический лимитроф. То есть оккупированная территория, где оккупационное правительство состоит не из представителей иностранной элиты, а из своих. Хотя, свои они вполне формально. У них польские фамилии, паспорта, они даже именуют себя патриотами своей страны. Вот только скромно умалчивают, что своей страной для них давно и прочно является не Польша. Это тоже классическая англосаксонская колониальная парадигма – подкуп и шантаж чужой верхушки. А что является платёжным средством – стеклянные бусы или счета в оффшорах – не суть важно. Главное, что условием получения ништяков становится не только благорасположение к дарителям, но и право под их покровительством грабить собственный народ. И вот тут у реальных патриотов должно бы сработать чувство самосохранения: если принятие подарков от «белых людей» население ещё как-то воспримет (что опять-таки не факт, всякое бывает), то грабить свой народ «западло» при любых раскладах. Настоящий патриот, или просто умный дальновидный человек в эту мышеловку не полезет, так как способен предвидеть последствия. Но есть категория людей, которые видят только кусочек сыра. И есть у меня, исходя из изучения колониальных методов управления, основания полагать, что «кастинг» у «белых господ» могут пройти именно такие. Они получают подарки от благодетелей, право обирать подмандатную территорию и возможность прятать награбленное у тех же благодетелей… Всё. Мышеловка захлопнулась, и в недалёком уже будущем благодетели начинают вместе с подарками вручать требования. А на случай каких-то трепыханий – списочек оффшорных счетов и записи невинных шалостей, на которые вроде бы закрывали глаза. Пряники заканчиваются, в ход пускают кнут.

Подарки становятся всё более тощими, а список требований – наоборот. И однажды наступает момент, когда «ылита» будет работать на благо хозяина вообще без подарков, на подножном корме. За один страх разоблачения.

Дёшево и сердито.

Здесь и начинается конфликт интересов местечковой «ылиты» с интересами народа, который они де-юре представляют на международной арене. Вот только разница между де-юре и де-факто в данном случае очень существенная.

В случае Польши платой за ништячки для правящей «ылиты» стала не только утрата фактического суверенитета, но и активная, на грани шизофрении, русофобия, ставящая палки в колёса собственной экономике. Впрочем, здесь польские власти имеют некоторую поддержку в народе, и тому есть исторические причины.

Были времена, когда Польша и в демографическом, и в экономическом, и в образовательном, и в политическом плане была намного увесистее Руси. Фактически в 16 и 17 веках Польша формировалась как империя. Но, ещё не став империей, они ударились в позднеимперскую болезнь исключительности. Причём, направлена эта исключительность была как вовне, так и внутрь государства. Какие-то права имели только истовые католики и только шляхетского звания. Все прочие вообще исключались из числа людей (в 18 веке сами поляки говорили: нет в мире людей счастливее нашей шляхты и несчастнее нас). При этом государственное устройство Польши вступило в нерешаемое противоречие с имперской моделью обоих типов. Выборный король – это ещё куда ни шло, если бы он затем получал всю полноту власти и строил империю по своему разумению. Последним по факту полновластным королём там стал Стефан Баторий. Хуже другое: шляхта не пожелала уступать королю никаких прав, и в результате смысл её существования быстро свёлся к получению бонусов за голос в сейме. Получилась некая пародия на демократию, когда жизненно важные для государства вопросы варились в сейме годами и поглощали ресурсы как бездонная бочка. Бесконечные дрязги группировок шляхты, скупаемых оптом и в розницу местными магнатами и заграничными посланниками, хоронили любой проблеск здравого смысла. В итоге Польша сначала сделалась игрушкой в руках иностранных политиков, а затем и вовсе утратила государственность.

Поляки – я имею в виду их «ылиту» - совершили фатальную ошибку. Невозможно построить собственную империю, являясь орудием другой империи. Потому что та, другая, уже сложившаяся империя всегда будет преследовать только собственные интересы. А проблемы индейцев шерифа не волнуют.

Итак, поляки – это рудиментарные остатки протоимперии, находящиеся под косвенным (пока ещё) внешним управлением. Но при этом они сохранили имперские замашки, и страдают чёрной завистью при виде России, которая в куда более неблагоприятных условиях империей всё-таки стала. Хотя шансов у России стать придатком чужой политики было куда больше. Более того, половина 18 века, половина 19 века и «святые 90е» прошли для России именно под знаком мощного иностранного влияния. Тем не менее, несмотря ни на что, Россия сейчас суверенна, а Польша - нет.

Радослав Сикорский, этот патентованный русофоб и бывший моджахед, совершенно точно охарактеризовал, чем именно занимается нынешняя польская «ылита». Не буду повторять его слова из соображений этики :)


Повторюсь: невозможно построить собственную империю, будучи цепным пёсиком другой империи. Но поляки этого понять и принять не желают. В упор не замечая ошейника со звёздно-полосатой бляшкой, они во всех своих неудачах винят не себя любимых. Во всём виновата по умолчанию Россия. Потому что стала империей – в отличие от них. Потому что не носит такого же ошейника. И если эта истерика иррациональна, и противоречит здравому смыслу, то тем хуже для здравого смысла.

В этой части я обрисовала причины нынешнего положения Польши, а в следующей опишу последствия. В том числе позволю себе сделать прогноз возможного развития событий.

 

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 12).

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

_________________________