61 год назад в стране была создана первая атомная подлодка

__________________________________

 



Атомная подводная лодка К-3 в море


Мощь российского флота не в малой степени обеспечивается наличием в нем грозного современного оружия – атомных подводных лодок. Они и сегодня строятся на одном из предприятий Объединенной судостроительной корпорации – легендарном Севмаше.


Более полувека назад в Северодвинске со стапелей Севмаша – крупнейшей верфи страны – сошла первая отечественная атомная подводная лодка – «Ленинский комсомол» (тактический номер К-3, проект 627). За короткий срок кораблестроители освоили невиданную ранее сложнейшую технику и построили первый в стране атомный подводный корабль.

Но началась история К-3 задолго до строительства. В начале 50-х годов перед советским флотом встала задача: добиться паритета с США в подводном вооружении, достойно ответить на ведущееся за океаном строительство первой американской атомной субмарины «Наутилус». За два года ученые и конструкторы решили много принципиально новых задач.

Закладка атомной подводной лодки состоялась 24 сентября 1955 года в цехе №42 Севмаша в обстановке строжайшей секретности. Сейчас многие называют процесс создания первого отечественного атомохода эпопеей – сложной и трудоемкой работой, имеющей национальное значение, важной ступенью развития флота и страны.

Чертежи атомохода проекта 627 были разработаны специальным конструкторским бюро 143, ныне Санкт-Петербургское морское бюро машиностроения «Малахит», которым в то время руководил инженер-капитан I ранга Владимир Перегудов. Первая документация поступила на завод №402, ныне Севмаш, в начале лета 1954 года. Тогда молодому заводу, на котором, однако, уже внедрялось современное технологическое оборудование и отрабатывались технологические процессы, предстояло стать первой скрипкой в слаженном оркестре кораблестроителей, конструкторов, военных моряков.



Подводная лодка К-3 в стапельном цехе (1957 г.)


Необходимо было провести значительные работы на самом предприятии. Для строительства первого атомохода был выбран цех №42, в котором до этого изготовлялись орудийные башни главного калибра линейных кораблей и тяжелых крейсеров. Предстояло выполнить колоссальный объем строительно-монтажных работ по переоборудованию цеха в эллинг. Все необходимые мероприятия были разделены на очереди. Сначала строились стапель-палуба эллинга, корпус для размещения служб цеха, конструкторов, представителей заказчика. Вслед за ними строился выводной путь из эллинга на слип – устройство для спуска и подъема кораблей из воды – и сам наклонный слип. В третью очередь выполнялись достроечные работы, оснащение цеха оборудованием, ограждение его специальным забором.

Все работы на первом атомоходе, а также вся переписка и документация носили закрытый характер. В отличие от существующей на заводе организации производства по строительству кораблей, для сохранения государственной тайны была применена новая организация работ: теперь все детали прочного корпуса изготовлялись не по секретным чертежам, а по эскизам, которые несли в себе минимальный объем информации.

Модернизация мощностей цеха, полная перестройка работы предприятия и ее ориентация на главную задачу, конечно, не облегчали труд корабелов, но люди, привлеченные к строительству первенца атомного подводного флота, понимали необходимость режима строгой секретности и дорожили оказанным им доверием. Работы велись круглосуточно: люди работали в две смены по двенадцать часов по сменно-суточным заданиям, а если было необходимо – по три-четыре часа сверхурочно. В том числе в выходные и праздники.


Общее техническое руководство строительством взял на себя особый отдел №12, в состав которого входило около десяти человек. Ответственным сдатчиком подводной лодки назначили Николая Довганя. Работы на корабле велись успешно, несмотря на трудности – к примеру, заводу пришлось осваивать сварку стали АК-25. Эта сталь была разработана научно-исследовательским институтом «Прометей» специально для строительства атомохода К-3 и отличалась высокой прочностью, хорошей свариваемостью и исключительной надежностью. Темпы формирования корпуса на стапеле позволили провести гидравлические испытания уже в конце 1955 года. Несмотря на то что давление достигало такой величины впервые, испытания подтвердили прочность конструкции и высокое качество работы корабелов Севмаша.

Из эллинга на слип первый отечественный атомоход переместился в начале августа 1957 года. И тогда освобожденная от лесов подлодка предстала во всей красе своего обтекаемого корпуса с торпедообразной формой носа и плоскими обводами кормы. Желающих посмотреть на субмарину было много, люди толпились за забором, пытались рассмотреть хоть какие-то детали. Бдительные охранники разгоняли заводских зевак: «Товарищи, расходитесь! Ничего интересного здесь нет – спустили на воду первую атомную подводную лодку!» Услышав столь компетентное объяснение, удовлетворенные люди покидали свои «зрительские» места.

Корабль получился комфортным: стены были покрашены матовыми красками, чтобы не раздражать усталые глаза подводников бликами, мебель продумали до мельчайших деталей. К примеру, обеденный стол в кают-компании в чрезвычайных ситуациях превращался в операционный.


Атомная подводная лодка «Ленинский комсомол» коснулась воды 9 августа 1957 года. В сентябре начались комплексные швартовные испытания, а 14 сентября был осуществлен физический пуск реакторов. Атомное сердце корабля впервые забилось. Именно тогда академик Анатолий Александров сказал: «Это исторический момент – впервые в Советском Союзе турбины боевого корабля вращаются паром, полученным без сжигания угля или мазута».

1 июля 1958 года на первенце атомного подводного флота страны был поднят военно-морской флаг и командир лодки капитан I ранга Леонид Осипенко вывел корабль на ходовые испытания. 4 июля на корабле был впервые дан ход от атомной энергетической установки. За время испытаний лодка совершила пять выходов общей продолжительностью 25 суток, пройдя 3801 милю, а также 29 погружений, включая глубоководное на 310 м.

17 декабря 1958 года «Ленинский комсомол» был принят Военно-морским флотом в опытную эксплуатацию. «Тяжело в учении, легко в бою, – вспоминал Владимир Рыжов, ветеран Севмаша и непосредственный участник строительства. – Кораблестроителям предприятия наука строить атомные подводные лодки далась нелегко. Но тот бой полувековой давности мы выиграли».



Выход на лёд на Северном полюсе. На переднем плане - командующий 1-й флотилией подводных лодок Северного флота вице-адмирал Александр Петелин



 

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 35).

реклама 18+

 

 

 

___________________