Клим Подкова: Солдаты удачи с оселэдцями

__________________________________________


Запорожца мы обычно представляем рубящимся с крымским татарином, польским шляхтичем или турком. Но чубатых казаков знали не только Польша и Крым, Краков и Стамбул. Бельгия и Люксембург, Германия и Франция тоже  видели этих вольных сынов степей, слышали их клич «Гайда!», и буйный сын Запорожья вполне мог оказаться за одним столом с д’Артаньяном и его друзьями.

Казаки, жители пограничья

Жить на вольном пограничье было опасно. Каждый, решивший поселиться тут, должен был уметь не только пахать землю, но и стрелять, владеть пикой и саблей. Мирная крестьянская жизнь постоянно прерывалась стычками с неспокойными соседями – крымчаками и турками, война была неотъемлемой частью жизни южнорусского поселенца.

Неудивительно, что при такой жизни среди казаков в многочисленную группу выделились люди, считавшие своим истинным призванием войну. Тяжелому крестьянскому труду они предпочитали труд ратный и с нетерпением ждали: ну когда же бесстрашный атаман начнет набирать ватагу в новый поход?

Чаще всего ходили в Крым или Турцию. Поводы для походов были всегда: иноверцы сами неоднократно ходили в набеги на Украину, разоряя ее и уводя тысячи пленных, чтобы продать их на каффском невольничьем рынке - крупнейшим в Северном Причерноморье рынке рабов. Так как же не отомстить басурманам за обиды?! Ну и прибарахлиться заодно, потому как что же это за война без трофеев?

На службе Речи Посполитой

Воинственные и обладающие боевым опытом запорожские казаки были для Речи Посполитой настоящей палочкой-выручалочкой. С началом каждой большой войны на Запорожье мчался гонец из Кракова с просьбой поддержать польского короля. И запорожцы поддерживали. Воевали они и с Турцией, и с Москвой. В 1618 году 20.000 запорожских казаков во главе с Сагайдачным пошли помогать польскому королевичу Владиславу утвердиться на московском престоле.

Не стоит этому удивляться. Украина входила в состав польского государства, и ее жители считались подданными польской короны, украинские гетманы и паны-полковники относились к польской шляхте. Богдан Хмельницкий до того, как стать во главе восстания, до 53 лет был верным слугой польского короля.

Каждый раз поляки обещали казакам расширение казачьих территорий, снятие запретов и ограничений на православное вероисповедание, запись всех желающих в реестровые казаки и всего остального, чего только душа пожелает. После победы обычно ничего из обещанного не выполняли, или выполняли самую малость.

Запорожские казаки были востребованы не только в Польше. В документах многих  европейских стран встречаются упоминания об участии в баталиях крупных и мелких отрядов запорожских казаков. До начала XIX века армии в Европе были профессиональными. Искусно владеть пикой, саблей и мушкетом мог только человек, сделавший войну своим ремеслом. По Европе ходили целые роты и полки, готовые воевать за достойное жалованье на стороне любого, у кого есть деньги. (Солдат – от итальянского Soldo – мелкая монета.)

С началом каждой войны эмиссары воюющих сторон разъезжались во все концы в поисках как отдельных солдат, так и целых отрядов. И, конечно же, не могли они пройти мимо украинских казаков, буквально выросших на войне.

Как запорожцы помогали Австрии

В 1593 году Османская империя начала пробивать себе коридор в Европу через Балканы. На пути у нее стояла Австрийская империя. В войне на стороне турок должны были принять участие их вассалы: государи Валахии, Трансильвании и Молдавии. На Запорожье срочно отправился австрийский посол Эрих Лясота с миссией уговорить казаков «повлиять» на выбор этих государей. А чтобы запорожцев наверняка уговорить, посол кроме письма от императора вез с собой 8.000 дукатов.

В октябре 1594 года 12-тысячное запорожское войско двинулось в поход на Молдавию. После сокрушительного разгрома молдавский господарь Арон Тиран отправил в Рудольфу II письмо о том, что он спит и видит себя вассалом австрийского императора. Правители Валахии и Трансильвании не стали дожидаться визита казаков, а поспешили заявить о своем горячем желании в будущей войне выступить на стороне Австрии.

Тридцатилетняя война и запорожцы

В 1618 году в Европе разразилась первая не мировая, но уже общеевропейская война, вошедшая в историю как Тридцатилетняя. Для профессиональных солдат настало золотое время, их квалификация на рынке труда стала весьма востребованной. Запорожские казаки засобирались на заработки в Европу.

В октябре 1619 года чехи и трансильванцы осадили Вену. Положение императора Священной Римской империи было совсем не императорским.  В осажденном городе оппозиция требовала пойти на уступки осаждавшим.

В этот момент в ответ на письмо императора о помощи в Закарпатье прибыл 10-тысячный отряд запорожцев. Они разгромили посланное против них войско трансильванского князя Ракоци и добились снятия осады Вены. Однако спасенный император выплатил только часть оговоренной суммы: «Остальное – после победы». Казаки заявили, что в долг не воюют и ушли обратно на Сечь.

В 1631 году 2.000 казаков воевали в Силезии на стороне Габсбургов против Саксонии. В феврале 1636 года 2-х тысячный кавалерийский полк запорожцев ворвался в Шампань, разгромил несколько квартировавших там французских частей и вернулся в Люксембург. Вместе со славой запорожцы принесли из рейда 60.000 франков – выкупы, взятые с нескольких городов.

Генералиссимус Священной Римской империи Альбрехт фон Валленштейн в письме польскому королю Сигизмунду III просил (а точнее даже требовал) сформировать и прислать ему конный отряд, причем уточнял, что нужны не лихие польские гусары, а именно казаки. Из них австрийский генералиссимус  формировал легкие кавалерийские полки, которые отправлял в рейды по северной Франции громить тылы противника.

Биржей труда для запорожских казаков были Люблин и Львов. Здесь шла вербовка, заключались контракты. Согласно договору от 23 сентября 1635 года, заключенного с отрядом полковника Носковского, простому запорожцу полагалось 6 талеров в месяц, хорунжему – 50, капитану – 100, полковнику – 200. По тем временам просто баснословные деньги. За казаками сохранялось право брать за пленных выкуп.

Полк Носковского осуществил несколько рейдов в Северо-Восточной Франции, но поскольку у пана-императора, как оказалось, «нема золотого запасу», и с выплатой жалованья постоянно возникали проблемы, осенью 1636 года казаки ушли обратно в Речь Посполитую.

Да здравствует Франция!

В 1644 году французам, которым казаки доставили столько неприятностей, пришла в голову простая мысль: нанять запорожцев для службы в своей армии. В Варшаве посол кардинала Мазарини граф де Брежи встретился с представителями запорожцев и изложил им предложения Людовика XIV.

Запорожцы приглашение воевать на стороне вчерашних врагов приняли спокойно, уточняли лишь сколько нужно казаков и в какой валюте будут платить. Сохранилось письмо, в котором граф докладывает королю о ходе переговоров и дает самую лестную оценку предводителю казаков – запорожскому полковнику Хмельницкому. Да, да, тот самый Хмельницкий! Переговоры о формировании экспедиционного корпуса во Францию действительно вел будущий предводитель освободительной войны на Украине.

В октябре 1645 года 2400 казаков морским путем через Гданьск отправились в Кале.  Полк участвовал в осаде крепости Дюнкерк и немало способствовал ее капитуляции. Французы оказались такими же жуликами, как и австрийцы и всех денег наемникам не заплатили. Казаки прервали контракт и покинули французскую армию. Большинство вернулось на Украину, а часть осталась воевать под знаменами испанского короля.

Лихой казак в Балтийском море

На северо-востоке в это же время вели борьбу за первенство Речь Посполитая и Швеция. Если в сухопутных сражениях они были на равных, то на море главенствовали шведы. Польша не была морской державой, не имела опыта морских сражений. Созданный на скорую руку польский флот после нескольких стычек перестал существовать. Королевский флагман «Черный орел» достался шведам в качестве трофея.

Вот тут кто-то из придворных и подал мысль королю Владиславу IV привлечь к службе казаков, ходивших на своих чайках в Турцию и безбоязненно вступавших в бой с кораблями султана.

Снеслись с полковником Войска Запорожского Константином Вовком, и тот прибыл в устье Немана в сопровождении полутора тысяч  «с морем знакомых» казаков. Под их руководством местными мастерами были построены 15 чаек и переоборудованы под чайки 15 рыболовецких судов. 

В ночь с 30 на 31 августа 1635 года казаки подкрались к шведскому флоту, а утром атаковали его. Залпами из установленных на чайках орудий запорожцы отбили от эскадры один из самых крупных кораблей и взяли его на абордаж. (Впоследствии король выменял его у шведов на свой флагман.)

Две недели потом рыскали казаки вдоль побережья, вызывая шведов на бой, но те предпочитали держаться на расстоянии. 12 сентября поляки и шведы заключили мир. Казаки отправились домой, получив 15 тысяч золотых, и сохранив за собой все захваченные трофеи.

Домой из походов казаки возвращались не только с деньгами, но и с бесценным боевым опытом. Пройдут всего несколько лет и отряды армии Богдана Хмельницкого возглавят хорунжии, сотники и полковники, прошедшие школу войны в сражениях с лучшими армиями Европы. И ясновельможная Польша содрогнется...

Автор Клим Подкова

Источник: журнал «Ступени» № 19/2015.

Рейтинг: 
Средняя оценка: 4.5 (всего голосов: 12).

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

_________________________