Маркитанты и удав. Из серии: Путин велик!

__________________________________________

 

Татьяна Волкова

Маркитанты и удав

В плане развития международных отношений текущий год в ряде аспектов становится переломным. На сегодняшний день контролирующая десятки триллионов долларов вкладчиков и все крупнейшие мировые корпорации группа инвесторов-владельцев группы по управлению активами «Vanguard», включающая в себя Дональда Рамсфелда, Ричарда Чейни, кланы Ротшильдов, Бушей, Рокфеллеров и многих других влиятельных людей, практически монополизировала внешнюю и оборонную политику США.

Страна эта является лидером так называемого свободного мира, и обладает мощнейшим дипломатическим и пропагандистским потенциалом. Группа «Vanguard» сама по себе также контролирует важнейшие мировые СМИ. Кроме того, на неё работают ряд ключевых фигур Центрального разведывательного управления США, включая тёзку и однофамильца управляющего «Vanguard», директора ЦРУ Джона Бреннана.

Этот потенциал обеспечивает группе экономические, пропагандистские, спецпропагандистские и оперативные возможности для разжигания региональных конфликтов, террористической активности, возбуждения эпидемий и инициирования экологических и других техногенных катастроф. Таким образом искусственно создаётся спрос на продукцию контролируемых «Vanguard» корпораций, и на услуги принадлежащих этим корпорациям служб.

Помимо прочего они включают частные военные компании, осуществляющие, помимо непосредственного участия в боевых действиях, сервисное обслуживание, логистику, обучение иностранного персонала, а также поставку всего необходимого, от шампуня для мытья волос до ГСМ, оружия, боеприпасов и снаряжения, производимых контролируемыми «Vanguard» корпорациями. Кроме того, они продают международным организациям, включая ООН, услуги по дезактивации заражённых территорий, борьбе с эпидемиями и т. д.

Для тех, кто не читал предыдущих публикаций на эту тему, приведу маленький пример. На объекте в Гвинее, управляемом совместно ЦРУ и контролируемой «Vanguard» компанией «Gilead Sciences» работают иностранные учёные, включая ведущих участников оружейных программ Саддама Хусейна. Там происходит лабораторная контаминация. В результате искусственно модифицированный для передачи бесконтактным путём вирус геморрагической лихорадки Эбола распространяется по ряду соседних стран, вызывая невиданную по масштабам эпидемию этого заболевания.

Совершенно случайно выясняется, что другая контролируемая «Vanguard» корпорация, «Pfizer» как раз заканчивает разработку средств против этого заболевания, но у международных организаций не хватает средств для их закупки. Пусть ООН теперь будет стыдно: сформированный из средств контролируемой «Vanguard» корпорации «Microsoft» Фонд Билла и Мелинды Гейтс выделяет самую большую сумму на купирование вспышки Эбола: целых 50 миллионов долларов.

Так где же заработок? Ну не в Африке же. Невозможно остановить туристический и деловой обмен между Африкой и Европой. Люди перемещаются, и теперь каждая уважающая себя европейская клиника будет вынуждена внести средства против Эбола в свой список закупок — и регулярно возобновлять запасы по истечении срока годности.

А Фонд Билла и Мелинды Гейтс продолжит финансировать благотворительные проекты на африканском континенте. В частности, «Альянс за зелёную революцию в Африке», лишающий африканских фермеров их традиционных семян, заменяя их сперва на семена контролируемой «Vanguard» корпорации «Monsanto», а затем на их же генетически модифицированные семена. Модифицированные таким образом, что их урожай не даёт всходов.

Фонд Билла и Мелинды Гейтс уже приобрел полмиллиона акций «Monsanto», а директор этой корпорации Роберт Хорш уже 8 лет трудится в этом фонде. Контролируемая «Vanguard» корпорация «Monsanto» в свою очередь контролирует«Constellis Holdings», куда среди прочих крупнейших ЧВК входит и «Academi», восемнадцать тысяч по преимуществу русскоязычных сотрудников которой действуют на Украине. Там же работают и наёмники другой ЧВК — «KBR», принадлежащей корпорации «Halliburton», в свою очередь контролируемой «Vanguard».

В большинстве современных конфликтов частные военные компании обладают рядом преимуществ над конвенциональными армиями, использование которых к тому же затруднено опасением разрастания локального конфликта в мировую войну, победить в которой теперь невозможно, а поражение неминуемо потерпят все. Однако ставящиеся перед ними задачи — не военные, а коммерческие.

Владельцы ЧВК не оперируют понятиями «победа» или «поражение». Они индифферентны к «собственным» потерям, так как их дети в ЧВК не служат, а затраты на подготовку нового персонала покрываются за счёт страховки.

Следует также учесть, что основные расходы на подготовку персонала несут не ЧВК, а те армии, из ветеранов которых он формируется.

Гораздо больше заботят их потери «противника», чьего разгрома они всеми силами стремятся не допустить, так как отсутствие «врага» означает окончание конфликта, и соответственно, закрытие подряда. Однако это соображение не делает их вегетарианцами. В соответствии с разработанными силами СпН армии и флота США, а также специалистами ЦРУ концепциями ЧВК активно и успешно применяют намеренную бесчеловечную жестокость. Это позволяет им управлять конфликтом, регулируя накал страстей — но в рамках решения основной задачи, а именно: растягивание противостояния на как можно более долгий срок. То есть, ради увеличения прибылей владельцев.

Сегодняшнее положение на Украине может оказаться исключением, так как на международном уровне поставлен вопрос о выводе наёмников из этой страны, и ЧВК могут в рекламных целях воспользоваться случаем продемонстрировать успехи. На будущее, чтобы произвести впечатление на потенциальных новых клиентов.

Делать это они умеют, но в данном случае им противостоят службы, более эффективные в данном регионе, чем ЦРУ, чьим разведывательным продуктом они бесплатно пользуются. Когда было принято решение о зачистке Славянска, мне удалось сообщить об этом заблаговременно, и благодаря как моим источникам, так и другим — а также сопоставлению аналитиками полученных из независимых источников сведений — ополченцам удалось вовремя эвакуировать семьи командиров и вывести из-под удара основные силы.

В целом для владельцев ЧВК Украина оказалась не самым удачным бизнес-проектом. Продолжать доить Европу долго не получится — европейцы стремятся не к победе Киева, а к окончанию войны. Применение обычных для этих структур методов затруднено близостью Европы и обилием видеокамер. Одной накладки, подобной инциденту в Фаллудже с «Blackwater» — как тогда называлась «Academi» — достаточно для перекрытия канала европейской помощи, и усиления политического давления, направленного на вывод иностранных наёмников.

Затрудняюсь припомнить другой прецедент, когда Европа официально и открыто говорила бы о выводе наёмников из европейской страны. Послушав комментарии Алексея Мозгового и Игоря Стрелкова я обнаружила, что широкая публика не всегда понимает предельно ясный каждому юристу смысл некоторых документов. Дилетанты воспринимают Минский протокол как некое соглашение между какими-то неадекватно представленными сторонами.

В действительности же в протоколе идёт речь об имплементации, то есть о фактической реализации на внутриукраинском уровне уже принятых обязательств перед ОБСЕ — а у Европы есть возможность заставить Украину выполнить свои международные обязательства. Для этого от европейцев не требуется никаких действий, лишь приятное бездействие: прекращение финансирования.

Главная позиция протокола — не увещевания о примирении, а фактическое лишение Киева возможности продолжать войну: «Вывести незаконные вооружённые формирования, военную технику, а также боевиков и наёмников с территории Украины». Если под «незаконными вооружёнными формированиями» понимаются ополчения ДНР и ЛНР, то вывода «с территории Украины» украинских граждан не может требовать ни один документ, не превращаясь при этом в юридически ничтожный.

Поэтому для осуществления вывода «незаконных вооружённых формирований» достаточно под наблюдением ОБСЕ вечером спрятать оружие в сараях, а ночью вынести его обратно. Тем более в сочетании с другой позицией документа: «Принять закон о недопущении преследования и наказания лиц в связи с событиями, которые имели место в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины».

Таким образом, единственный практический смысл протокола заключается не столько в выводе «незаконных вооружённых формирований», сколько в требовании ухода «законных» наёмников. Европейцы прекрасно понимают, что в этом случае у Киева не останется боеспособных частей для наступления.

Разумеется, подписание протокола не означает, что наёмники немедленно уйдут. Более того, теперь у них развязаны руки, и под конец они прольют ещё больше крови, чем раньше. Однако европейцы застолбили за собой моральное право в случае нарушения Киевом своих обязательств бросить Украину на произвол судьбы — и таким образом вынудить американские ЧВК уйти сразу после того, как у украинских олигархов иссякнут источники оплаты этих очень дорогих услуг.

В среднесрочной и долгосрочной перспективе был создан один из важнейших прецедентов современной истории. Российское руководство осознало роль ЧВК в современной войне, а европейцы признали их деструктивную роль в региональных конфликтах.

Однако ЧВК — всего лишь низовое звено. Предложенный Роспотребнадзором с подачи президента закон о ГМО представляет собой крутой поворот российской политики, показывающий среднему звену коммерсантов от войны, что они тоже могут оказаться под прицелом.

У главного ядра вкладчиков «Vanguard» была возможность продолжать играть жизнью и смертью людей сколь угодно долго — но лишь пока никто не понимал сути происходящего, и не знал об их роли в нём. Однако, устроив заварушку на Украине, они столкнулись с силой, которой в принципе не способны противостоять в открытом конфликте.

Их схема «деньги — влияние — деньги» по своей природе нуждается в тишине. У Путина меньше как денег, так и в определённом смысле влияния, но его алгоритм «влияние — деньги — влияние» в условиях противостояния более эффективен.

С большим интересом послушала последнее выступление Игоря Стрелкова. Полковник с обширным боевым опытом, потомственный военный, увлекающийся историей и военной реконструкцией, он скрупулёзно готовится к позапрошлой войне. К такой войне, где очень важно сосчитать вражеские колонны, и не упустить у себя под боком пятую. Он не знает, что за нынешними войнами стоят маркитанты, и их приказам подчиняются генералы.

Стрелков очень обеспокоен Минским протоколом, который считает предательским соглашением, и действиями пятой колонны, отворяющей вражеским ордам врата путинской Москвы.

Послушала (хотя и знала наперёд всё, что они могут сказать) и пятую колонну, тех самых путинских бандерлогов. Они очень обеспокоены Минским протоколом, который считают предательским соглашением, и действиями Европы, отворяющей путинским ордам врата Киева.

Не услыхала только Путина. Ему не о чем нам рассказать. Он спокоен, как удав Каа. Теперь подручным «Vanguard», когда они решат устроить следующую заварушку, придётся договариваться с ним.

У них же ожидаются очень большие проблемы с совершенно неожиданной стороны: из Иордании. Ситуация близится к катастрофической: на Ближнем Востоке может наступить мир. Об этом молчат: надежда умирает последней. Этому, если не произойдёт ничего экстраординарного, посвятим следующий пост.

 

Татьяна Волкова

 

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 11).

реклама 18+

 

___________________

 

___________________