О России...

__________________________________________

 

Нация и государство

Русская нация не  может существовать без сильного государства, что определяется особенностями страны: природно-климатическими, географическими, территориальным распределением полезных ископаемых (удаленность этих богатств - "таблицы Менделеева" - от демографического центра), а также  геополитическими обстоятельствами, в первую очередь отсутствием естественных границ .

Русское государство было своего рода органом самомобилизации нации.

Русское государство являлось жестким и грубым инструментом (что определялось историческим уровнем развития техники и социальных технологий), действующим в условиях нехватки ресурсов, недоразвития городов и низкого выхода прибавочного продукта, но эффективным.   Об этой эффективности гуманитарная интеллигенция умалчивает,  однако  свидетельствует и многовековое расширение российской территории, и увеличение населения России - не имеющее аналогов в неиммигрантских странах.

Об этом свидетельствует и достигнутая государством обороноспособность - после Полтавы она могла быть "пробита" только врагом, обладающим ресурсами как минимум континентальной Европы - и то без гарантии на успех. 

Возьмем самые мощные европейские державы, имеющие сухопутные границы. За последние три века Франция капитулировала перед иностранными войсками 4 раза, ее столицу иностранные войска занимали 4 раза;  Пруссия и затем объединенная Германия капитулировала  3 раза (1807, 1918, 1945), в ее столицу иностранные войска входили 3 раза (1760, 1807, 1945). Россия за три века не капитулировала ни разу, ее столицу иностранные войска не занимали ни разу. А если бы это произошло, цена  капитуляции для России была бы гораздо больше, чем для Франции и Германии.

Русские расстояния и русские морозы,столь пагубные для иностранного завоевателя, также являются свидетельствами эффективности русского государства, сумевшего занять пространства северной Евразии.

Русские и нация

Часто интеллигенцией предпринимаются попытки представить русских скоплением и наслоением разных этносов.

На самом деле до 18 века формирование единой русской нации шло успешнее, чем большинства  европейских наций, не говоря уж об африканских, азиатских и американских.

Стимулом для быстрого нациестроительства было и конфессиональное отличие русских как православного народа от всех его соседей и, что еще более важно, отличие цивилизационное. Все  народы, соседствующие на востоке и юге с  русскими земледельцами, вели преимущественно скотоводческое хозяйство с сильным набеговым элементом или же имели присваивающее хозяйство.

Франции для утверждения национального единства надо было пройти через несколько "братоубийственных" мясорубок, число жертв которых исчислялось миллионами; процесс растянулся на тысячу лет и закончился совсем недавно. Упомяну только некоторые факты.

- Два десятилетия Альбигойских войн и последующее за ним почти столетие инквизиционных чисток, с начала 13 по начало 14 вв. Так из жителей Лангедока и Прованса (потомков иберов и кельтов) делали французов. Лангедок и Прованс (нынешняя южная Франция) по численности населения, размерам территории, богатству, культуре заметно превосходили северную Францию, откуда приходили беспощадные завоеватели, очень мало отличающиеся от воинов Тамерлана. 

- Столетнюю войну 14-15 вв ., после которой французами стали жители Аквитании лигуро-иберийского происхождения (нынешняя юго-западная Франция).

- "Религиозные" войны (католиков против гугенотов) второй половины 16 в., когда опять-таки основной удар пришелся по Аквитании и Лангедоку.  И в конце 16 в. даже для мыслителя Монтеня бретонцы, гасконцы, пикардийцы, нормандцы - все еще не французы. Настоящие французы - это только жители Иль-де-Франс, довольно небольшой области на севере Франции.

- "Революционные" войны конца 18 в, когда в расход в массовом порядке шли кельты-вандейцы и благородные  потомки франков. Расправы парижских буржуазных демократов над "отсталыми" крестьянами Вандеи были не только массовыми и  садистически-жестокими (Тухачевский может отдыхать), но и носили явный характер этнической чистки. 

Лишь при диктатуре  Наполеона ушло провинциальное, а фактически этнонациональное деление Франции, утвердился школьный стандарт, парижский диалект французского языка, введена  жестко централизованная система управления территориями.  Да  и это хрупкое единство нарушалось бойнями типа массовых расстрелов июня 1848 и  подавления Парижской коммуны - когда десятки тысяч людей были убиты на парижских улицах просто за пролетарский внешний вид.

В середине 17 века в Германии  саксонцы, баварцы, бранденбургцы, жители Пфальца и Швабии убивают и терзают друг друга с упорством достойным лучшего применения, в том числе католики убивают католиков и протестанты протестантов. Погибает и несколько миллионов славян-вендов, все еще обитавших между Эльбой и Одером.  Еще 150 лет назад саксонцы режутся с пруссаками, а баварцы общаются с северными германцами... на французском языке, иначе им просто не понять друг друга. И только Бисмарк  железом, кровью и указкой школьного учителя создал немецкое национальное единство.

В таких огромных  странах, таких как Индия, Индонезия, Пакистан, которые будут вскоре определять облик мира, понятия единой нации не существовало даже 60-100 лет назад.

У нас же национальное единство ощущалось уже в незапамятные времена, в конце 9 века.

"И собрашася разные народы - и варязи во Киеве и прозвашася Русь", - говорит Начальная летопись.

Вместе с национальным названием Русь появился и топоним Русская земля, которая охватывала пространство от Сана (ныне Польша) и Дуная (ныне Болгария и Румыния) до Залесского края (позднее Московская Русь). Употребление этого названия не было уделом лишь ученых книжников. Так простой тверской купец   Афанасий Никитин, побывав в индийском городе Бедере, записал, что там "на Русськую землю товара нет".

Список "градов русских" конца 14 в, имеющийся в Новгородской первой летописи младшего извода, приводит  опись Русской земли. Упомянуто 90 залесских городов, 30 рязанских, 10 смоленских, 31 волынских, 71 киевских и, что любопытно, даже 23 болгарских и волошских.

Как говорит "Задонщина", относящаяся к тому же времени: "Русь великая одолеша Мамая на поле Куликове". Хотя, строго говоря, на том поле рядом с Московским князем не было других крупных русских князей, вроде Тверского, Рязанского или же новгородских феодалов. 

Да, вместе с феодализацией и установлением удельной системы русские люди также изрядно лупили друг друга, но до масштабности и продолжительности французских или германских внутренних войн было далеко.

Полтысячи лет назад удельная система была вырвана с мясом благодаря усилиям московских великих князей и РПЦ(которых сегодня не пинает только ленивый) и единая русская нация обрела единую государственность. Начиная с Ивана III, у всех государей, сидящих в Москве, титул "всея Русии". Притом сохранились и укрепились разные формы местного самоуправления и самоорганизации - от земских общин у крестьян и посадских людей до сябренных товариществ у помещиков-однодворцев. Единению способствовало и представительство всех русских земель на Земских соборах.

Сформировавшаяся к 17 в. русская нация, как показала история, была настоящей социальной машиной  по окультуриванию и обживанию пространства, по превращению зон дикости, зон присваивающего и набегового хозяйства в "мiр" производящего хозяйства. К середине 17 в. Россия уже была самая большой страной в мире - на которую, кстати, приходилось всего 100 дьяков и тысяча подьячих (вот и весь государственный аппарат). А получилась она самой большой потому, что других претендентов на эту роль обживателя пространств не было (а вот охотников пограбить уже созданное русской нацией - сколько угодно). И любой этнический татарин или бурят, если присоединялся к этой машине и начинал исполнять работу характерную для русского мира, становился русским. Поэтому, скажем, документы 16-17 вв. полны примеров, когда какое-нибудь селение, населенное государевыми  служилыми людьми татарского происхождения,  начинает пахать и биться со степняками (то есть родственным этническим элементом ), а через поколение это уже русское село. 

Можно сказать, что Московская Русь, которую так не любят российские интеллигенты, уже породила единую нацию и на этом заделе государство продержалась последние триста лет. Империя и СССР ничего не добавили к этому фундаменту, но пользовались им, создавая потрясающие надстройки.  РФ его усиленно разрушает, сыплются естественно и все надстройки.

Слом государства - слом нации

Как показал И. Валлерстайн, захват транснациональным капиталом той или иной территории всегда начинается с ослабления существующих там  государственных институтов.

На рубеже 80 и 90-х прошлого века российское государство, сохранив внешние атрибуты силы, потерпело функциональное банкротство и было приватизировано олигархическими группировками, за которыми стоял транснациональный капитал.

Один из лидеров ОПГ, пришедшей к власти в 1991, Е. Гайдар обозначил эту трансформацию как построение "маленького государства". Уже в 1992 году смертность населения в "маленьком государстве" скачкообразно увеличилась в полтора раза (!) и в следующие годы продолжала расти.   Именно в 1992 естественный прирост  резко сменился сверхсмертностью, быстрым вымиранием русского населения, особенно в наиболее цветущем возрасте.  В разы выросла смертность от инфекционных, паразитарных заболеваний, от насильственных причин и наркотиков. Средняя продолжительность жизни сократилась на 6 лет. Вымирание русского населения сопровождалось выдавливанием русских из национально-территориальных образований (кавказские республики, Якутия, Тува и т.д.) - кое-где это сопровождалось геноцидом (Чечня) и этноцидом (Ингушетия).

Основной причиной сверхсмертности стало массовое ограбление российского населения, что происходило в форме растаскивания государственных имуществ, от ваучеризации до "залоговых аукционов", уничтожения народных сбережений, разрушения внутреннего рынка и  социальной сферы.  Практически разрушалось всё, что имело отношение к поддержанию и воспроизводству жизни на огромной территории холодной северной Евразии.

Либеральная верхушка, управляемая внешними силами,  раздала в руки олигархов и местных мафий 142 тыс. российских предприятий, за которые в государственный бюджет поступил всего 1 млрд долл. (это сравнимо со стоимостью средней IT-фирмы на Западе). Для сравнения, только в 90-е годы из России на Запад была выкачано, по самым скромным оценкам, 300 - 500 млрд долл. в виде нелегального вывоза капитала и прибылей, невозвращения экспортной выручки. Дополнительными формами грабежа было принятие на Россию внешнего долга всего СССР (причем некоторые статьи долга имеют явно коррупционный характер) и в то же время полный отказ от союзной собственности, оставшейся в странах Лимитрофа (АЭС, трубопроводы, порты, торговый флот и т.д)

Немалую роль в сверхсмертности сыграл и информационно-психологический фактор - постоянное унижение  русского народа и замена его реальной истории на русофобские мифы.

Именно в 90- е годы была сметена прикладная наука - ученые спасались бегством за рубеж. Доля страны  в мировой науке упала от четверти до ноль целых хрен десятых. В это время произошло вытравливание квалифицированной рабочей силы в России - она просто  спивалась и умирала без работы, без зарплат, без сбережений. Сегодня средний возраст квалифицированного рабочего составляет 54 года.

Промышленность задохнулась без инвестиций и дешевого кредита, прекратилось возмещение износа основных фондов, произошла стремительная деиндустриализация. Почти все отрасли экономики, которые обеспечивали безопасность и устойчивость страны, были разрушены или деградировали до самого примитивного уровня (от фармацевтики и гражданского флота до лесной промышленности).

Именно в 90-е годы был сформирован новый российский имущий класс, класс безответственных собственников, компрадоров,  живущих за счет разорения страны. В лучшем случае, олигархи и мафиози, захватившие собственность, бесхитростно проедали основные фонды советской эпохи.  Гайдар с компанией пытался наполнять госбюджет, выжимая суперналогами все  соки из мелкого бизнеса. В итоге и в мелком бизнесе выжил только криминал, сознание бизнесменов криминализировалось на век вперед.

Русская нация,  построившая государство, внезапно обнаружила вместо него в значительной степени фикцию и была полностью дезорганизована.

Теперь с нацией можно было делать все что угодно,  в том числе сокращать ее численность и предотвращать всякую возможность ее самоорганизации.

Почему с русскими поступили совсем не так, как с поляками и чехами?

Польшу и Чехию худо-бедно включили в ядро капиталистической мир-системы, а Россию, напротив, перевели на периферию.

Полякам и чехам  было предписано провести национальное возрождение - пусть даже достаточно поверхностное, выливающееся в лаянье на Россию  и в замену социалистической культуры на культурку типа "как мы страдали от русских".

Россия же, в отличие от Чехии, была добычей, ее устранение с мировой арены как могущественного игрока и колонизация ее ресурсов дала Западу почти 15 лет быстрого роста, что исказило даже глобальные  кондратьевские циклы.

У колонизируемого объекта не должно быть ни национального самосознания, ни ощущения традиции и  гордости за свою историю,  иначе его будет трудно  контролировать.

Полностью оторвать русскую  нацию от государства, опустить ее на уровень атомизированного населения, подавить национальные (общественных) инстинкты самосохранения при помощи идеологии  потребительства - это было и остается основной целью транснационального капитала в России.

Во всех этих процессах российская интеллигенция играла выдающуюся роль верной обслуги транснационального капитализма. Этим людям деваться некуда при всем желании, производство гуманитарной интеллигенции не сокращается, а вот областей для реального приложения сил на пользу стране  становится всё меньше и надеяться на легкую жизнь в этих областях не приходится. Добиться сладкой жизни можно только продавая свои услуги  капиталу. Раз капитал захотел, то и интеллигенция стала кастой разрушителей государства и нации, сообществом осквернителей русской истории.

  Можно ли русскому стыдиться национальной истории

Вынужден прервать поступательное изложение, ввиду того, что для многих не очевидно то, что совершено очевидно для меня.

Человек, считающий себя русским, не имеет ни права, ни какого бы то ни было разумного основания стыдиться своей истории, стесняться национальной памяти.

А это как раз та тема, на которую подсели господа историки, включая очень-очень высокопоставленных, академиков и профессоров - можно сказать, сливки "российской" культурной элиты.

Кстати, до появления такой "элиты" русское общество, в парадигме Тойнби "вызов-ответ", всегда находило адекватный ответ на вызов внешней среды.

Русские - один из самых успешных народов на земле, хотя столетиями жили в неблагоприятных природно-климатических и геополитических условиях.

Государство российское носило мобилизационный тягло-служебный характер, со всеми вытекающими  плюсами и минусами. Основной плюс было то, что русские не разделили судьбу многих аборигенных народов мировой периферии, не были истреблены и ассимилированы,  а продвигая фронтир все дальше и дальше, создали огромный "русский мир" (подробнее - здесь).

Этому факту обязано существование самой большой страны в мире и освоение территории Северной Евразии, благодаря этому существует 150 млн русского населения и десятки миллионов людей, которые до недавнего времени были в составе русского мира. Русское население - неплотное, в сравнении с Европой, но практически везде, где расселились русские, до них существовала демографическая пустота или крайняя разреженность, что объяснялось холодным континентальным климатом, низким естественным плодородием и паршивыми условиями безопасности.

Не будь русского государства и  русского мира - никогда бы не появились на свет и многочисленные критики "рабской", "холопской", "грязной" России из числа гуманитарной интеллигенции.

Выжить, распространиться и увеличиться числом в тяжелой среде гораздо более почетная миссия, чем достичь результатов в более тепличных условиях.

Повернувшись к Европе мы увидим среди начальных условий незамерзающие моря и реки, доступность береговой линии, трансевропейский Рейнский коридор, теплые зимы, 9-10 месяцев  в году произрастания  сельскохозяйственных растений и бесстойлового содержание скота, отсутствие резких суточных и сезонных колебаний температур - короче, более производительную естественную энергетику. (Это ведь хорошо, когда на ваше хозяйство работает такая громадная энергосистема как Гольфстрим,  а ветер, морские и речные течения бесплатно переносят ваши грузы.) Также отметим  доступность многих полезных ископаемых непосредственно в европейских демографических центрах (каменного угля, железных и цветных руд и пр.) и почти тысячелетнее отсутствие сокрушительных вторжений варваров. 

Эти обстоятельства, задолго до торгово-океанической и промышленной фаз развития западного капитализма,  можно сказать, сильно удешевляли развитие Запада. Они обеспечили многократно более высокую чем в России плотность населения, густоту городов и рынков, интенсивность хозяйственного взаимодействия, а следовательно скорость прироста технологических знаний.

Гуманитариями часто упоминается, в контексте сравнения с Россией, такая успешная северная страны как Канада.

До сих пор большинство населения Канады живет в стокилометровой зоне вдоль границы с США, с наибольшими плотностями в районах, примыкающих к незамерзающим океанским водам.

Те широты, которые в населенной части Канады являются севером, у нас относятся к югу. Степные районы Канады заселялись с юго-востока, степные районы России с северо-запада. (Это, как если бы канадские степи заселялись бы выходцами с Юкона.)

В отличие от российских степей, канадские степи распахиваются только в конце 19 в. - уже после индустриализации и постройки железных дорог, с технологиями и инвестициями самой развитой страны тогдашнего мира, Британской империи.  Канадскому поселенцу не столь угрожала засуха - североамериканские степи имеют большее увлажнение, чем южнороссийские. Не был он знаком и с таким страшным врагом, как орды кочевников.

Надо ли стыдиться того, что наша история более тяжелой (но, кстати, совершенно не более кровавой), чем у соседей на Западе. Для наших условий мы добились большего, чем атлантический Запад.  Мы провели громадную цивилизационную работу. Еще в средневековье как барьер разъединили Запад и Восток, получая удары от с востока и с запада. Пережили десятки нашествий с обеих сторон, покончили со всеми завоевателями мирового господства, которые приходили к нам с мечом. И, перепрыгнув через все барьеры, начали космическую экспансию. Никогда в отношении Запада наша политика не была агрессивной, но нам приходилось постоянно бороться с агрессией Запада, располагавшему к 19 в. уже ресурсами практически всего мира...

Давайте на минуточку вспомним  историю соседней Польши - вековечного врага и "форпоста Запада". Сравнить удобно, потому что нет народа, более зацикленного на своем национальном величии, чем поляки. А наши блаженные историки, как например  Флоря в учебнике для МГУ, ставят польскую "модель" в пример московской.

И как оно было в польской "модели"? "Великая" страна, пожравшая разоренную татарами западную Русь при помощи литовцев и сделавшаяся крупнейшим государством Европы к началу 17 в, за полтора последующих века превратилась в гнилое расползшееся вымирающее ничто ("чем дальше в Польшу, тем разбоя больше").

Польская шляхта любила выжимать соки из западнорусского и польского простонародья - панское хозяйство наращивало поставки сырья на внешний рынок, ломала православную веру и ни во что не ставила жизнь мужика  ("если шляхтич убьет хлопа, то говорит, что убил собаку, ибо шляхта считает кметов за собак" [Modrzewski Andrzei]). Любила еще сажать на мужицкую шею  кровососов-откупщиков, который брали деньги за каждый вздох.  Но шляхетское государство не смогло провести ни колонизацию Дикого поля, ни даже организовать оборону от крымских набегов - пока паны пировали, плясали и трахались в замках, татарский аркан тащил простолюдина на работорговый рынок в Кафу.

Польскую нацию возродил, обогатил и размножил чужой добрый дядя, ненавистный русский царь. То время, когда Польша находилась под "пятой царизма", была периодом  ее интенсивного демографического и хозяйственного роста (подробнее о бодрой демографии в Царстве польском, и шире о польско-российских взаимотношениях до сер. 19 в.). 

А  в то время, когда Польша была под пятой "кровавого Сталина", ее  спасли от гитлеровского геноцида и германской ассимиляции;  ценой русской крови к ней вернулись исконные польские территории - те самые, что она мирно сдавала немцам на протяжении столетий (именно потому, что  вместо упорной обороны на западе предпочитала насиловать восток.)

Под "пятой советского коммунизма" Польша превратилась из  страны, где справляют нужду за хлевом  и роются в останках людей, выискивая золотые зубы, в промышленно развитую державу.

Где, в каких исторических документах или могилах искали бы сегодня польскую народность, если бы русская нация действовала так же как германская?..

Десятки гуманитариев за казенный счет работают над темой Новгородской феодальной республики (НФР) как альтернативы Московской Руси. Вот кабы НФР навсегда, то история была бы у нас удачная. Ну и какова была альтернатива? НФР за последние 2 века  своего существования прошла через 20 периодов тяжкого голода ("И бысть скорбь и туга христьяном велми, только слышети плач и рыданье по улицам и торгу; и мнози  от глада падающе умираху, дети пред родители своими, отцы и матери пред детьми своими". )  С 13 в. Ганзейская лига лишает новгородских купцов права на самостоятельную морскую торговлю с западными городами; новгородское купечество превращается в посредников-компрадоров и почти вся прибыль от вывоза дешевых русских товаров достается ганзейским факториям. Последние 100 лет  существования НФР были временем постоянной депопуляции. Шестидесяти боярским семействам принадлежала половина всего земельного фонда. Примерно те же боярские семьи составляли политическую и административную верхушку города - "совет господ", как называли ее ганзейцы. Она манипулировала толпой на вечевых сборищах, которые обычно заканчивались дракой и сбросом проигравшей стороны (хуже вооруженной и хуже оплаченной) в Волхов. Новгородские молодцы-ушкуйники, которых отсылали подальше - кормиться на чужих харчах, грабили отнюдь не только татар, а все больше своих, русских. Подчистую опустошая волжские города, ушкуйники захватывали и продавали своих, русаков, в рабство татарам. Упомяну только один эпизод из множества подобных. В 1375 новгородцы на 70 ушкуях, во главе с неким Прокопом, прошли по рр. Волге и Костроме до города Кострома, взяли его хитростью, грабили, жгли и полонили неделю. Затем был разграблен новгородцами  и Нижний Новгород. Русских пленников ушкуйники продали  в Казань.

Новгород последовательно утратил контроль над большей частью чудских земель (Юрьев, совр. Эстония), над землями суми и ями (совр.южная Финляндия), над каянскими землями (побережье Ботнического залива), над большей частью Западной Карелии - в общем, потерял большую часть наследства древнерусского единого государства. Все эти земли ушли под власть ливонских рыцарей и шведских феодалов. Новгород даже боялся прийти на помощь своему недавнему "брату" Псковскому княжеству, нещадно разоряемому литовско-татарскими отрядами Витовта,  и предпочитал откупаться от  литовского князя. Вот уж действительно "образец".

Москва, кстати, около века защищала Новгород от нападений сильного тверского князя, но когда новгородское боярство решило полностью продаться Литве, наступил предел терпению...

Еще одна любима темка гуманитариев - привязка Москвы к Орде; мол, московские князья татар приводили и заимствовали деспотические порядки от азиатов.  

Во-первых, завоеватели-татары сами выбирали куда и с кем ходить, следуя своей отлаженной политике "разделяй и властвуй".

Приходили с татарами враги московского князя Даниила князья Андрей Городецкий и Федор Смоленский. Приходил с татарами и разорял новгородские пределы князь Михаил Тверской - враг Юрия Московского. Начиная с Ягайлы  в постоянном союзе с татарами находились литовцы. Это  Ягайла летел на помощь Мамаю, а не Дмитрий Донской. Это литовец Витовт, ближайший союзник Тохтамыша, водил татарские хоругви (полки) на Псков.  Это король Казимир IV  сколотил разбойничье Крымское ханство, привезя  из литовской Лиды и посадив на трон в Бахчисарае первого крымского хана Хаджи-Девлет Гирея. Казимир был еще лепшим другом Ахмада, последнего золотоордынского хана, которого на Московскую Русь водили литовские проводники через литовскую территорию. Да и в последующие полтора века русско-литовских войн и русско-польских войн, каждое столкновение Москвы с ее западными соседями означало скоординированный  масштабный набег крымцев на московские пределы.   Прекрасно выплачивало литовско-польское государство и дань татарам, называемую "ордынщизной" - начиная со  Сигизмунда I...

При всей ужасности Орды от нее невозможно было унаследовать деспотические порядки. Орда не была деспотией,  на большей части ее истории ханы менялись с такой же легкостью и быстротой, как премьер-министры в Италии; часто одновременно сидело по разным ставкам несколько ханов. По сути это была федерация орд: Синей, Белой, Шейбанидов и т.д. Вообще из кочевых объединений строгие централизованные структуры получаются только во время военных походов. Сильна Орда была вовсе не деспотизмом, а набеговой экономикой, которая и сплачивала и направляла в грабительский поход всё  кочевое население степей. (Если честно, Орда мне несколько напоминает современные ТНК, которые также сосут внешнюю среду, хотя и делают это несколько иными способами. ) 

Интеллигенция предлагает нам не только стыдиться, но  еще и каяться. Покаяния организуются по указанию либерального начальства  российскими гуманитариями, сидящими в совместных комиссиях с поляками, латышами, литовцами и т.д. А дело закончится исками к России на десятки миллиардов долларов, которые будет удовлетворять отнюдь не интеллигенция, а трудовой народ. Вообще-то репарации и контрибуции платят страны, потерпевшие военные поражения, - однако российская гуманитарная интеллигенция сделала свой вклад в мировой прогресс: теперь выжимать покаянную дань будут из державы, непобежденной на поле боя.

И конечно же Запад спит и видит, как Россия берется содержать антироссийский Лимитроф, который стал откровенно провисать в пору нынешнего финансового кризиса. А лимитрофщики естественно желают в нынешней тяжелой экономической ситуации срубить бабки с российских дураков.  Россия будет платить нациям, которые были спасены ею от геноцида и ассимиляции, которые  под ее крылом выросли,  сформировали свои территории, получили за её счет промышленность и инфраструктуру. Естественно, что "покаянцам" и в голову не приходит предъявить какие-то претензии и иски хотя бы к странам, войска которых уничтожили и уморили 13,5 млн мирных советских людей и 3,5 млн советских военнопленных в годы Второй мировой войны. Убийцы приходили, между прочим, также из тех стран, перед которыми нас заставляют кланяться и умолять о прощении.

Вот бы нашим гуманитариям проснуться и  сесть за стол с теми же литваками и начать считать - сколько стоят подаренные тем Виленский и Мемельский края, сколько стоят электростанции, корабли, порты и дороги, да и вообще вся собственность, которая возникла на литовской территории за союзный счет.  И сколько поубивали советского народу литовские шуцманы во время второй мировой войны - мы ведь тоже можем оценить сотни тысяч загубленных жизней в денежном эквиваленте.  А для морального удовлетворения поинтересоваться, на каком уровне была литовская культура, где существовал литовский литературный язык на тот момент, когда литовская территория была присоединена к России матушкой императрицей. (Увы, пока это лишь мечты) 

Ну, а что касается того, были ли постыдные эпизоды в российской истории. Да, были. Это когда элитные группировки отказывались прямо или косвенно от традиции и русского имени. Когда общество теряло силу, когда элиты "освобождались" и "входили в Европу"  за счет закабаления и унижения остальных слоев общества...          (сокр. вариант)                


  А. В. Тюрин,

 

Рейтинг: 
Пока нет голосов.

реклама 18+

 

___________________

 

___________________