Полководцы и витязи Московской Руси. Статья четвертая

__________________________________

 

Волков В. А.     


    ОПРИЧНЫЙ ВОЕВОДА

(ДМИТРИЙ ИВАНОВИЧ ХВОРОСТИНИН)

Не любивший Михаила Ивановича Воротынского, царь Иван Грозный отличал и жаловал другого своего воеводу князя Дмитрия Ивановича Хворостинина (?-1591) и даже взял его в опричнину. Начав службу в звании стольника, Хворостинин до 1563 года был воеводой в приволжских городах, когда, назначенный воеводой вместе с князем М.В. Глинским для похода против литовцев, участвовал во взятии Полоцка. В крепость он ворвался одним из первых; а в 1564 году успел одержать блестящую победу над крымцами, возвратившимися с добычей из-под Калуги. В 1566 году, когда войско крымского хана прорвалось к Болхову, направленные против татар воеводы П.М. Щенятев и И.В. Шереметев из-за местнического спора провалили порученное дело. На помощь Болхову пришлось идти рати возглавляемой опричными воеводами А.П. Телятевским, Д.И. и А.И. Хворостиниными. Узнав о приближении свежих русских сил, 9 октября 1565 г. Девлет-Гирей ушел из-под Болхова. За этот поход Дмитрий Иванович получил в награду от царя "золотой" — монету, использовавшуюся в то время в качестве медали. Еще одно опасное крымское нападение произошло в 1570 году. Весь приграничный край подвергся страшному опустошению. Часть татарских "загонов" проникла в Каширский уезд, где воеводам Д.И. Хворостинину и Ф. Львову 21 мая 1570 года за Зарайском удалось разгромить один из "загонов" и освободить многих пленников.

 

Громкую славу принесла Хворостину Молодинская битва 1572 года. В ходе ее он командовал Передовым полком из состава выдвинутой к окским переправам армии М.И. Воротынского. Однако в ночь на 27 июля 1572 г. ногайский отряд мурзы Теребердея, шедший в авангарде крымских войск, подошел к Оке и стремительным ударом сбил русскую заставу, прикрывавшую "Сенькин перевоз". Находившиеся здесь 200 детей боярских отступили, а татары стали разрушать укрепления на московской стороне реки. Другой неприятельский отряд, которым командовал Дивей-мурза  овладел окским "перелазом" рядом с устьем р. Протвы, "против Дракина".  Несмотря на захват второго плацдарма,  главные силы татарской армии начали переправляться через "Сенькин брод". Русские воеводы, находившиеся в Кашире (Сторожевой полк И.П. Шуйского и В.И. Умного-Колычева) и Тарусе (полк Правой руки Никиты Романовича Одоевского и Федора Васильевича Шереметева) не успели прикрыть эти переправы и помешать сосредоточению врага для решающего броска к Москве.

 

В ночь на 28 июля 1572 г., прорвавшаяся через окский рубеж, армия Девлет-Гирея по серпуховской дороге двинулась к Москве. В этот роковой час самым решительным образом действовал М.И. Воротынский. Находившийся под его командованием Большой полк, оставив позиции под Серпуховом, пошел к Москве, вслед за крымской армией, отрезая ей пути отступления. С флангов от Калуги, наперерез татарам шли Передовой полк Д.И. Хворостинина, от Каширы — Сторожевой полк И.П. Шуйского и В.И. Умного-Колычева.

 

30 июля за рекой Пахрой у деревни Молоди, в 45 верстах от Москвы, Передовой полк Д.И. Хворостинина настиг арьергардные отряды армии Девлет-Гирея и разгромил их. Встревоженный ударом русской конницы, крымский хан остановил наступление и начал отвод своих войск из-за Пахры. Пока же он направил против войск Хворостинина находившийся при нем 12-тысячный отряд, вступивший в сражение с русскими дворянскими сотнями. Умело маневрирующий Передовой полк, отступая, подвел противника под удар подошедшего к месту боев Большого полка, укрепившего свои позиции спешно поставленным "гуляй-городом". Начавшись небольшими стычками, столкновение у Молодей перерастало в большое сражение, от исхода которого зависела судьба всей войны.

 

Под прикрытием ружейного и артиллерийского огня засевших в "гуляй-городе" стрельцов и немецких наемников, дворянские конные сотни контратаковали татар, затем снова отходили за линию щитовых укреплений, и вновь устремлялись на врага. Во время одной из атак суздальский сын боярский И.Ш. Алалыкин пленил татарского военачальника Дивея-мурзу. Тогда же погиб ногайский мурза Теребердей. Вскоре сражение начало стихать, возобновившись через два дня, в течение которых происходили короткие столкновения конных разъездов. Получив известие о шедших к русским воеводам подкреплениях, Девлет-Гирей решил использовать последний шанс и повел свои войска в решительную атаку. 2 августа крымская армия штурмовала "гуляй-город",  оборону которого возглавил воевода Хворостинин, стремясь разгромить русских и отбить Дивея-мурзу. Во время ожесточенного сражения под стенами деревянной крепости Большой полк под командованием М.И. Воротынского смог обойти неприятельскую армию, нанеся мощный удар с тыла. Одновременно противник был атакован находившимися в "гуляй-городе" отрядами русской и наемной немецкой пехоты. Эту атаку возглавил лично Дмитрий Иванович Хворостинин.

 

 

Дальнейшие его победы над крымскими татарами в 1570, 1572 и 1574 годах доставили ему положение второго воеводы большого полка в Ливонском походе, во время которого он взял город Оберпален, занятый, после бегства Магнуса, сильным шведским гарнизоном (1578), не успев занять город Вендена в том же году из-за местничества воевод, в следующем разбил литовско-ливонские войска около Ржева и "по пути из Можайска в Литву" выжег и опустошил все попутные посады, деревни и окрестности городов Дубровны, Орши, Шклова, Могилева и Радомля (1580).

 

Тем временем в решающее наступление против русских перешли шведы, занявшие почти все крепости в Прибалтике. Закрепившись в Нарве и  Ивангороде, они вскоре вновь перешли в наступление и захватили пограничные Ям (28 сентября 1581 г.) и Копорье  (14 октября) с их уездами. Однако в феврале 1582 г. противника ждала первая крупная неудача. — Передовой полк русской рати под командованием окольничего князя Д.И. Хворостинина и думного дворянина М.А. Безнина у села Лямицы в Водской пятине атаковал начавшие новое наступление шведские войска. Потерпев поражение, противник, вынужден был поспешно отойти в Нарву. Развить этот успех русским воеводам не удалось. По требованию польского гонца П. Визгерда Иван Грозный вернул двинутые к Нарве войска в Новгород. Тем не менее, пора громких успехов шведов миновала. Несмотря на все усилия, им так и не удалось захватить хорошо укрепленный Орешек. Вскоре начались мирные переговоры и 10 августа 1583 г. между представителями Московского государства и Швеции, съехавшимися на р. Плюссе, было заключено перемирие на 3 года, считая от Петрова дня (29 июня) 1583 г. Тогда и закончилась продолжавшаяся 25 лет Ливонская война

 

В 1583 — 1584 годах усмирил взбунтовавшихся луговых черемисов и казанских татар, и тогда же пожалован в бояре и назначен государевым наместником в Рязани, с поручением охранять всю украинскую линию от ордынских набегов. В 1590 году Хворостинин, стоя во главе русских войск, разбил наголову близ Нарвы 4-тысячное шведское войско, под начальством генерала Густава Банера, В тяжелом бою шведы потерпели поражение и отошли к городу Раквере. Вскоре было заключено временное перемирие, по которому шведы уступили русским города Ям, Иван-город и Копорье. 7 августа 1591 году, не дождавшись окончания войны со Швецией знаменитый воевода умер, перед смертью приняв пострижение под именем Дионисия.

 

КНЯЗЬ-БЕГЛЕЦ

(ВОЕВОДА АНДРЕЙ МИХАЙЛОВИЧ КУРБСКИЙ)

Андрей Михайлович Курбский (1528-1583) — потомок старинного и знатного рода ярославских князей. Как воевода он отличился во многих походах, но запомнился потомкам отнюдь не ратными своими подвигами, а внезапным бегством за русское порубежье, во враждебную Литву. Будучи близок к царю Иоанну IV, князь Курбский в 28 лет был пожалован боярским чином. Еще до этого он стал членом знаменитой "Избранной рады" — узкого круга наставников и помощников царя, выступающих за проведение в стране важнейших реформ, превращение России в могучее государство, управляемое мудрым и справедливым государем по совету с боярами и "всей землей". Когда же царь Иоанн Васильевич посчитал опасным для своей самодержавной власти выслушивать такие советы и обрушил опалу и казни на своих недавних друзей, то не мог не встревожиться о своей судьбе и их "единомысленник" Курбский, в 1561 г. поставленный командовать всем русским войском в Прибалтике. Невзирая на одержанные им победы, он вскоре был отстранен от командования и назначен воеводой в отвоеванный у ливонцев город Юрьев (Дерпт). Трудно ему было воздержаться от опасных сопоставлений — ведь именно юрьевским воеводой* перед опалой назначен был и Алексей Федорович Адашев. Чувствуя занесенный над своей головой меч царского гнева, Курбский в ночь на 30 апреля 1564 года бежал в Литву.

 

Польский король с распростертыми объятиями встретил столь знатного беглеца. В возмещение брошенного в России имущества он пожаловал Курбскому богатую Ковельскую волость* с городом Ковелем, другие земельные владения и в Литве и в Польше. Перейдя на сторону неприятеля, бывший русский воевода, с оружием в руках уже на его стороне продолжает участвовать в сражениях и битвах Ливонской войны. Предводительствуя большими отрядами, в составе польско-литовских армий ходил он и на Полоцк, и на Великие Луки. Только тяжелая болезнь помешала ему в 1581 году присоединиться к Стефану Баторию, осадившему Псков.

 

В отличие от многих других беглецов и изменников, в страхе за свою жизнь бежавших за пределы России и там нашедших приют и убежище, Андрей Курбский этим не ограничился. Считая именно царя Иоанна Грозного повинным в обрушившихся на Московского государство бедствиях, а также в своих личных неприятностях, он обрушился на него с целым рядом обличительных посланий. В них  князь назвал российского самодержца "неправедным царем", предавшим мучительной смерти тысячи ни в чем неповинных людей. Именно протестом против этих действий царя-тирана и оправдывал свой тяжкий проступок перед родной землей бывший русский воевода Андрей Курбский.

 

           


  ПОКОРИТЕЛЬ СИБИРИ

(АТАМАН ЕРМАК ТИМОФЕВИЧ)

О происхождении и первых годах жизни волжского атамана Ермака Тимофеевича (? — 1585) ничего не известно. Первые достоверные сведения о нем появляются лишь в конце 70-х годов XVI века, когда его казачий отряд был нанят на службу богатейшими купцами и промышленниками Строгановыми и пришел в Орел-городок (Кередин).

 

В то время участились нападения на приграничные земли отрядов, приходивших с территории Сибирского ханства, где правил тогда хан Кучум. Наибольший ущерб набеги подвластных ему племен хантов и манси наносили владениям Строгановых, находившимся на восточных границах Московского государства. Они и начали нанимать для борьбы с сибирскими татарами казачьи отряды. Командовал этими дружинами атаман Ермак Тимофеевич, прославившийся своими походами против ногаев в Дикое Поле, успевший поучаствовавать и в Ливонской войне. Его ближайшими помощниками были атаманы Иван Кольцо, Матвей Мещеряк, Никита Пан и Богдан Брязга. Благодаря казачьим дружинам в войне произошел перелом. Почувствовав это Строгановы решили нанести удар по врагу на его территории. Они снабдили казаков всеми необходимыми припасами, оружием, дали им провожатых, хорошо знавших путь в Сибирь. Интересно, что организаторы похода, действовавшие в данном случае на свой страх и риск, вызвали явное неудовольствие царя, уже 16 ноября направившего М.Я. и Н.Г. Строгановым так называемую "гневную" грамоту, в которой называл действия солепромышленников "воровством" и "изменою" и требовал возвращения войска Ермака назад.

 

1 сентября 1581 года отряд Ермака (по одним сведениям 840 человек, по другим — около 1500 человек) выступил в поход. По рекам Чусовая и Серебрянка казаки преодолели Уральские горы. Весной следующего года войско Ермака, перезимовавшее в построенном казаками Кокуй-городке, по рекам Баранчук и Тагил спустилось на стругах в реку Туру, где уже начинались владения сибирских татар. Здесь и произошли первые столкновения с противником. В ходе одного из них в плен был захвачен знатный татарин Таузак, который сообщил Ермаку подробные сведения о Сибирском ханстве и его вооруженных силах. Тогда то казачий предводитель и принял решение идти на столицу Кучума город Кашлый, расположенный на Иртыше в устье Тобола. Первые же бои с татарами продемонстрировали колоссальное превосходство казаков в вооружении. Имевшие на вооружении крупнокалиберные испанские мушкеты, воины Ермака легко рассеивали многочисленные, но плохо обученные и вооруженные татарские отряды. Казакам удалось занять Епанчин-городок (Туринск), а затем старую столицу сибирских татар Чимга-Туру, разбить войска Кучума в урочище Бабсан. Когда струги с казаками подошли к тому месту на берегу Тобола, где находилось татарское войско (по некоторым сведениям до 10 тысяч человек), противник начал обстреливать русских из луков с высокого берега реки. Чтобы обезопасить дальнейший путь по Тоболу Ермак приказал казакам пристать к берегу и начать бой с татарами. Едва струги пристали к берегу, как неприятель атаковал казачье войско. Но татары были встречены ружейным и пушечным огнем и бежали.

 

Встревоженный успехами русских Кучум собрал большое войско, но не решаясь вступить с казаками в открытое столкновение, решил укрепить засеками берега реки Тобол, миновать которую, двинувшийся к Кашлыку Ермак, не мог. Главное командование над армией, сосредоточенной у Чувашского мыса (Чувашьей горы) Кучум поручил племяннику лучшему своему полководцу царевичу Маметкулу.

 

Сражение у Чувашского мыса (Чувашьей горы) — главный эпизод победоносного похода Ермака Тимофеевича в Сибирь. Произошло оно 23 –25 октября 1582 г. Овладев двумя укрепленными городками, прикрывавшими дальнейшее продвижение к Кашлыку — Карачиным и Атиком, войско Ермака подошло к хорошо укрепленному Чувашскому мысу, где за засеками и завалами укрылись отряды Маметкула. Чтобы подойти к этому месту казакам пришлось прорываться через настоящую засеку на реке. Воспользовавшись тем, что река Тобол у Карсульского Яра сужается, татары устроили поперек ее заграждение из связанных между собой бревен с заостренными сучьями. Приблизившиеся казачьи струги противник обстреливал из луков. Ермак вынужден был отступить к месту, где берега были не столь круты. Высадившись с большей частью войска на берег (на стругах осталось около 200 казаков), Ермак зашел татарам в тыл и стремительной атакой вынудил бежать.

 

Приблизившись к месту расположения главного татарского войска, казаки пошли на приступ засеки на Чувашском мысе. Противник, убедившись в малочисленности русского отряда, сам, разобрав в трех местах заграждения, атаковал воинов Ермака. Казаки заняли круговую оборону, встав плотно сомкнутыми рядами. Стрельба велась почти непрерывно. Выстрелив, казаки менялись местами с товарищами и, быстро перезарядив пищаль или мушкет, возвращались в строй. Несмотря на плотный ружейный огонь, неся большие потери, татары несколько раз прорывались вплотную к русским пищальникам и сходились с ними в рукопашную. Во время одной их этих атак был ранен царевич Маметкул. Бой продолжался до вечера. После наступления темноты казаки отошли в городок Атик-Мурза. Наутро сражение возобновилось и продолжалось еще два дня. 25 октября 1582 г. татары были окончательно разбиты. Подвластные Кучуму князья стали уходить от него со своими отрядами. Оставшись с немногими воинами, хан покинул свою столицу.  26 октября 1582 г. победоносное войско Ермака вступило в Кашлык. Узнав об этом атаману покорились князь манси Бояр и князья хантов Имбердей и Суклей, приславшие казакам дары и ясак.

 

Не желая мириться с поражением, Кучум собрал последние войска и бросил их в сражение против Ерамака. Произошло оно у озера Абалак. Несмотря на отчаянные атаки своих конных орд, хан вновь был разбит и бежал в Барабинскую степь. Однако сопротивления он не прекратил, продолжая тревожит русских внезапными набегами.

 

После покорения столицы Сибирского ханства в Москву к царю Ивану Грозному было направлено казачье посольство во главе с атаманом Иваном Кольцо. Прибыв в столицу, казаки "поклонилось" великому государю Землей Сибирской и дарами, полученными от местных князей. Обрадованный первым за многие годы успехом царь щедро пожаловал посольство и принял зауральские владения под свою высокую руку. На помощь Ермаку было отправлено 300 стрельцов под командованием князя Семена Болховского, а год спустя еще 700 стрельцов во главе с воеводой Мансуровым.

 

Несмотря на гибель Ермака, в ночь на 6 августа 1585 года во время очередного внезапного нападения Кучума утонувшего в реке Иртыш (у места впадения в нее р. Вагай) во время неожиданного нападения Кучума, завоевание Сибири было продолжено. В 1598 году оставшиеся еще под рукой Кучума татарские войска были разбиты воеводой А. Воейковым, почти вся семья его взята в плен, а сам хан едва спасся, уплыв вниз по реке Обь. Впоследствии этот упорный враг Руси пытался найти убежище в Ногайской орде, но был там вероломно убит мурзами, боявшимися гнева Москвы.

 

ГОСУДАРЕВ ДЬЯК

(ИВАН ГРИГОРЬЕВИЧ ВЫРОДКОВ)

В военной истории России имя дьяка Иван Григорьевич Выродков (? — около 1564) занимает одно из самых почетных мест. Прославился он не ратными подвигами на поле брани, а смелыми инженерными решениями, в немалой степени, чем означенные подвиги способствавшими победному одолению врагов Отечества. Заслуги его бесспорны и признаны, перечисленны во многих научных трудах. Тем не менее, обойти это имя в работе, посвященной выдающимся военным деятелям нельзя.

 

В источниках Иван Григорьевич Выродков упоминается с 1538 года, однако по настоящему его талант раскрылся лишь в середине XVI века, когда московское правительство стало готовить завоевание Казанского ханства. В 1540-х годах.. в русской восточной политике наметился существенный перелом. Окончание эпохи боярского правления положило конец колебаниям Москвы в отношении Волжской Татарии. Причина крылась в поведении хана Сафа-Гирея, упорно цеплявшегося за союз с Крымом и постоянно нарушавшего мирные соглашения с Россией, и казанских князей, обогащавшихся за счет набегов на приграничные русские земли. Игнорировать враждебные действия татар и мириться с ними в Москве уже не могли. В те годы определяющее влияние на политику Русского государства оказывал митрополит Макарий, являвшийся инициатором многих предприятий шестнадцатилетнего Ивана IV в 1547 году, принявшего на себя бразды правления в стране. Постепенно в окружении митрополита и молодого царя вызревала идея силового подчинения Казанского царства России как единственного средства прекращения татарских вторжений на свои восточные земли.

 

Но походы, предпринятые в 1547-1550-х годах на Казань, закончились неудачей. Причина их скрывалась в невозможности наладить правильное снабжение войск, вынужденных действовать на вражеской территории, вдали от своих городов. С целью исправления положения дел было решено в будущем 1551 году в устье реки Свияги, на Круглой горе, в 20 верстах от Казани, построить новую крепость. Превратив ее в крупную базу, русские войска могли контролировать все правобережье ("Горную сторону") Волги и ближние подступы к Казани. Основной набор стен и башен, а также жилых помещений и двух храмов будущей твердыни зимой 1550-1551 годов заготовили на Верхней Волге в Углицком уезде в вотчине князей Ушатых. Надзирал за ее строительством государев дьяк Выродков, которому предстояло не только изготовить крепость, но затем, в разобранном виде, доставить ее к устью Свияги.

 

Иван Григорьевич блестяще справился с возложенной на него задачей. Огромный речной караван вышел в путь в апреле, а подошел к Круглой горе только в конце мая 1551 г. Крепость, построенная за четыре недели — 28 дней, была наречена "во царское имя" Ивангородом Свияжским (Свияжском), и стала русским форпостом в Казанском ханстве. Возведение сильной крепости в самом сердце татарского государства продемонстрировало силу Москвы и способствовало началу перехода на русскую сторону ряда поволжских народов — чувашей и черемисов-марийцев.

 

Вторым этапом борьбы с татарами стал поход 1552 года. В начавшейся осаде Казани дьяк Иван Выродков сыграл выдающуюся роль. 19 августа русская армия, окружив город, приступила к подготовке к штурму. Повсеместно рубили туры — передвижные башни из бревен. Этими башнями окружили всю крепость и все ближе и ближе передвигали их ко рву. Между башнями под руководством Выродкова ратные люди сооружали из бревен тын — забор из острых кольев. Перед тыном и турами рыли окопы. Однако первые попытки русских взять Казань штурмом были отбиты. Татары обрушили на русских стрельцов град  ядер, пуль и стрел, бросали камни, бревна, обливали штурмующих кипящей водой и смолой. Татарское конное войско из ближайшего леса по сигналу из города (зеленое знаямя, поднятое на одной из башен) нападало на московские войска с тыла. Одновременно с этой атакой из Казани выходили отряды татар и тоже устремлялись на русских. Русские  воины отбивали вылазки татар, но прорваться в крепость так и не смогли. Судьбу Казани решили военные инженеры — "розмыслы", предложившие ряд новых способов осадной борьбы. Выродков также не остался в стороне. В двух верстах от города по его чертежам была построена подвижная башня высотой в 6 саженей (13 м). На бревнах-катках ее прикатили ее к крепости и поставили между Арскими и Царевыми воротами. Размещенные на этой башне 10 пушек и 50 пищалей обстреливали город "аки с небес", нанося защитникам Казани огромный урон. Не обошлось, по-видимому, без участия Выродкова и сооружение подкопов, с помощью которых пороховыми минами и были взорваны стены Казани. Отмечая заслуги государева дьяка, летописец назвал его "хитрец, градоздавец и делатель".

 

В дальнейшем Выродков строил крепости в Астрахани, утье реки Наровы, Галиче, в 1563 году во время Полоцкого похода Ивана Грозного он командовал посошной ратью, гатившей болота, мостившей мосты и прокладывающей дороги для основных русских сил. Вскоре после завоевания Полоцка, в начале страшной опричной грозы, по ложному доносу, которому царь предпочел поверить, Выродков был немилосердно казнен.

 

Рейтинг: 
Пока нет голосов.

реклама 18+

 

 

 

___________________