Klim Podkova. Приказ не выполнен (из цикла «Украинские хроники»)

_________________


Летом 2014 года ЛНР вела тяжёлые оборонительные бои против наступающих войск ВСУ. Своей армии у республики ещё не было, воевали наспех организованные отряды ополчения. В те тяжёлые дни судьба республики буквально висела на волоске...

********************************************************

Груздев остановил мотоцикл напротив кафе, выключил мотор, спрыгнул с седла, поставил аппарат на стойки. Кафе стояло на окраине посёлка, на грунтовке, активно используемой местными. В начале 90-х первый предприниматель посёлка Константин Слонченко, он же Костик-Слон пригнал на сюда технику, расчистил протекавший ручей, углубил, соорудил пруд, на берегу построил кафе, которое, не мудрствуя лукаво, обозвал «Дружба». Как только на окраине посёлка упал первый снаряд, Слон оставил посёлок. Четыре дня спустя пришёл Тихий с ребятами и занял кафе под свой опорный пункт.

На крыше кафе сидел ополченец и смотрел в бинокль. Груздев узнал его, окликнул:
- Привет, Борода! Ну что, не видно супостата?
Виталик Бородин по прозвищу Борода отнял бинокль, повернул голову:
- Да нет, пока тихо.
- Тихий где?
Бородин показал большим пальцем вниз, давая понять, что старший в помещении и снова приложил окуляры к глазам.
Груздев вошёл в кафе. Несколько ополченцев, сдвинув столы, чистили оружие, кто-то спал в углу на матрасе.
- Привет всем, - поздоровался с бойцами Груздев и направился к кабинету хозяина заведения, где теперь основался командир отряда ополченцев Тихий.
У двери на стуле сидел парнишка с автоматом, Сашка. Груздев мог пройти не останавливаясь, но желая придать ординарцу вес в его собственных глазах, спросил: «У себя?», и только получив молчаливый кивок толкнул дверь.

Тихий сидел за столом и жевал печенье. Несколько разорванных пачек лежали на столе.
- Мародёрствуешь? – подколол приятеля Груздев.
- Дары благодарных коммерсантов доблестным защитникам республики, - с усмешкой ответил Тихий, - семь бед – один ответ. Пить будешь?
Это Груздеву не понравилось: заняв кафе Тихий объявил в отряде сухой закон и на глазах у всех под стоны (пол-литра! вдребезги!) уничтожил найденные запасы спиртного, оставив однако два ящика водки «на крайний случай», как объявил он бойцам. Груздев кинул взгляд в угол, где стоял НЗ – но все бутылки вроде были на месте.
Тихий достал снизу и поставил на стол бутылку пепси-колы.
- А ты что подумал? Ага, как же! Тут за каждой бутылкой не одна пара глаз следит. Могу только смотреть и облизываться. Чего приехал?
- Приказ знаешь?
- Довели.
- Что решил?
Вопрос был лишним: то, что Тихий сидел сейчас перед ним и было ответом, но Груздев всё же спросил.
- Никуда я отсюда не пойду, - ответил Тихий, - это мой посёлок, моя земля. У меня тут на кладбище отец лежит, дед, прадед – лягу рядом с ними.
- Ребята о приказе знают?
- Конечно, - удивился вопросу Тихий, - собрал всех, объявил: так мол и так, пришёл приказ оставить посёлок, желающие могут уйти.
- И как?
- У меня все остались, - с гордостью сказал Тихий.
- И куда ты их подевал? В зале я видел не больше десятка.
- Это ребята к наряду готовятся, им в ночь заступать. А остальные окопы роют.
- Солдат без работы – преступник? – улыбнулся Груздев.
- Точно. От безделья дурные мысли в голове заводятся. Да и для здоровья полезно. И военная наука рекомендует.
- А Сашка что тут делает? Не жалко мальчишку? Почему в тыл не отправил? – с упрёком спросил Груздев.
- Ты думаешь я не пытался этого сделать? – огрызнулся Тихий. – Сам попробуй его в тыл отправить.
- А у меня четверо ушли , - вздохнул Груздев.
- Я им не судья, - буркнул Тихий, вскрывая бутылку, - так ты чего приехал?
-  Басаргин ушёл.
Оба понимали, что это значит. Басаргин с отрядом блокировал железную дорогу в промзону. Заняв позицию, Басаргин приказал разобрать полотно и тем самым исключил возможность прорыва в посёлок на тепловозе, возникни у противника такая идея, и всё же, с его уходом в обороне образовалась дыра.

- Пашка - хороший мужик, но он потомственный военный, для него приказ – это всё, - Тихий разлил жидкость по пластмассовым стаканчикам.
- Я тоже офицер, - возразил Груздев.
- Ты «пиджак»*, это совсем иное дело. А Пашка с детства по казармам и гарнизонам. Ну, будем.
- Будем, - Груздев выпил пепси.
- Я был на его позициях, там шестеро остались, - продолжил разговор Груздев, - у них автоматы, две мухи, гранаты, но сам понимаешь, если на них попрут – они долго не продержатся и тогда нам кирдык, ударят в тыл. Можешь к ним кого-то отправить? Немного ты, немного я, с миру по нитке – голому рубашка.
- Отправлю к ним четверых с РПК.
- Спасибо, - Груздев встал.
- Погодь, - Тихий открыл ящик стола и положил на стол ракетницу и шесть патронов, - помнишь, как Слон под Новый год фейерверки запускал? Возьми. На тебе центральная трасса, скорее всего на тебя первого пойдут. На связь надежды никакой, дашь ракету – буду знать, что жив, а нет – значит мне пора занимать круговую оборону.
- Хорошо, - Груздев засунул ракетницу за пояс, патроны ссыпал в карман.
- Как думаешь, когда они попрут? - спросил Тихий.
- Думаю, что сегодня, - ответил Груздев.

*******************************************

Около 16:00 загромыхало. Тихий выскочил из кабинета на площадку перед кафе – почти все бойцы были тут.
- Это у Груздева, - сказал кто-то.
Тихий и обернулся:
- Кто разрешил оставить позиции?! Сейчас на нас попрут! Все по местам! Бегом!!!

Однако никто на них не попёр. Где-то через час шум боя стал стихать и скоро совсем затих.  В небо взмыла красная ракета. «Отбились», - с облегчением подумал Тихий.

Через час к кафе подъехала Газель. Из кабины вылез ополченец по фамилии Долгих и подал Тихому сложенный листок бумаги. Тихий развернул, прочитал: «Первый натиск отбили. Думаю, что до утра теперь можно отдыхать. Есть потери. Перехватил машину. Отправляю раненых в Луганск. Отправь с ними Сашку». Последняя фраза была дважды подчёркнута.
- Как вы там? – спросил Тихий.
- Нормально, - Долгих поднялся в кузов, спустил велосипед, спрыгнул на землю, - у меня приказ вернуться.
- Знаю. Сашка!
- Здесь! – ординарец вытянулся перед ним.
- Поедешь на машине в Луганск.
- Избавиться от меня хотите? – набычился пацан и отрезал: - Не поеду.
- Сашка, ты не просто так едешь, – как можно спокойнее ответил Тихий, - машина везёт раненых. Их надо доставить в больницу. Отправить их с одним водителем я не могу: кто его знает, что он за человек, чем дышит, а в дороге всякое может случиться. Отвечаешь за них головой. Как всё сделаешь – поступишь в распоряжение первого же встречного командира, или обратишься в госадминистрацию. Понял?
- Я вернусь, - угрюмо ответил Сашка, - выполню задание и вернусь.
- На рейсовом автобусе? Или такси вызовешь? – улыбнулся Тихий. – Не глупи. Давай, двигай. Время.
Газель фыркнула, развернулась, тронулась с места и словно пудовый камень упал у Тихого с плеч.
- Я вернусь, Тихий! - крикнул выглянувший из окна Газели Сашка. - Обязательно вернусь! Слышишь?
«Прощай, Сашка», - с грустью подумал Тихий.

****************************************
- Тихий, вставай, просыпайся, чёрт, - кто-то тряс его за плечо, - танки!
«Ну, вот и конец», - сквозь сон подумал Тихий и открыл глаза.
Однако лицо будившего не выражало тревоги, а наоборот, светилось от счастья:
- Танки! НАШИ танки!
Тихий вскочил, выбежал из помещения. С тыла по дороге шла техника, на головной БМП развевался флаг ЛНР. Его бойцы стоя вдоль дороги размахивали автоматами и восторженно кричали.
Кто-то подбежал к нему: «Командир! Это тот самый крайний случай, да?» «Конечно, самый крайний», - ответил Тихий.
Он спрыгнул в окоп и, расстёгивая ворот, побежал по ходу сообщения, пытаясь найти самый-самый удалённый уголок. Потому что бойцы не должны видеть, как плачет их командир.

«Пиджак»* - офицер, получивший образование не в военном училище, а на военной кафедре гражданского ВУЗа.


Klim Podkova, специально для RUSFACT.RU


Рассказ основан на реальных событиях...Возможно что-то похожее прямо сейчас происходит под Харьковом...


 

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 26).
Источник: 

___________________

________________________

__________________

__________________

ПОДДЕРЖКА САЙТА